НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Еще немало загадок...

Нет, муравьи все же не насекомые! Это что-то другое, особенное...

(Из беседы со старым энтомологом)

Дружный выход. Чем больше наблюдаешь жизнь рыжего муравья, тем чаще убеждаешься, что муравейник муравейнику - рознь и в каждом имеются обязательно какие-нибудь свои особые правила жизни. Вот и сегодня... Впрочем, сегодня зависело от того, что было вчера. Очень холодная вчера была погода. Небо закрылось свинцовыми тучами, дул северный ветер, на землю падала крупка и хлестала лепестки цветущей черемухи. Ночью из-за холода спалось в палатке плохо. Утром потеплело, и так хотелось еще подремать. Солнце, показавшееся из-за бугра, поросшего березовым лесом, послало тепло, но в тени было только шесть градусов.

Стало тепло на солнце и муравьям. Большой плоский муравейник, обросший со всех сторон травой, проснулся. Но повел себя не так, как все. С центральной части муравейника, с главных входов во все стороны дружно ползли муравьи. Это не был тревожный бег в поисках неприятеля, нарушившего мирное течение жизни. Нет, это был спокойный и деловой путь. Те, кто достигал зарослей травы, исчезал в ней, а из входов беспрерывно выскакивали все новые жители муравейника, и мощный поток не иссякал.

Рядом с муравейником росла береза. Часть муравьев карабкалась по ее стволу по теневой, ближней к муравейнику, стороне. Ползли вяло, едва передвигая ноги: на северной стороне было холодно, а переходить на южную сторону не полагалось, так как для этого надо было сойти с недавно проложенного муравьиного пути. Колонна муравьев на березе многочисленная, плотная. В десяти сантиметрах ее было примерно 70 муравьев, во всей же - тысячи полторы.

Сколько же всего отправилось муравьев на охоту? Наверное, не менее ста тысяч! Впрочем, эта цифра не так уж и велика. Ведь в большом муравейнике не менее полумиллиона жителей.


Через час, когда потеплело, запели птицы и среди белых берез на солнце засверкали цветы-огоньки, с березы вниз стали спускаться доильщики тлей с непомерно раздувшимися брюшками, а из зарослей травы кто потащил гусеницу, кто жучка, а кто муху или клопа.

Интересно посмотреть, как ведет себя муравейник каждое, утро. Всегда ли муравьи так дружно расходятся или только после долгого ненастья и холода?

Пробуждение. Август. Становятся прохладными ночи. Рано утром на лес опускается роса, но не доходит до земли, оседая на деревьях. Скользнет луч солнца по лесу, и загорятся вершины сосенок.

В такое время на муравейнике рядом с нашим биваком затишье. Лишь немногие бродят поверху, перетаскивая с места на место палочки. Все остальное население глубоко под землей. Но с одной стороны конуса к жилищу тянется вереница муравьев. По прозрачным раздувшимся брюшкам в них легко узнать доильщиков тлей. Им, оказывается, полагается работать и ночью. Тли сосут соки растений без отдыха, круглые сутки, беспрерывно выделяя сладкую жидкость. И хотя ночью в прохладе они делают это менее энергично, чем днем, зачем же зря пропадать добру! К тому же колонии тлей необходимо еще и оберегать от врагов.

Солнце поднялось выше. Потянулись струйки теплого воздуха. Муравейник оживился. С каждой минутой все больше муравьев появляется на его поверхности. Побродив по конусу, один за другим они исчезают в зарослях травы. Вскоре к муравейнику тянутся первые охотники с добычей. Наступил и их черед работы. Ночью по холоду плохо охотиться. Коченеют ноги, притупляется обоняние.

Когда стало совсем тепло, все жители муравейника начали дружно трудиться.

На пашне. Среди березового леса по вспаханному полю бродят птицы. Тут и серые вороны, и сороки, и скворцы, и белые трясогузки. Все очень заняты, ковыряются в земле, находят поживу, набивают свои животы. Только скворец собирает в клюв и потом несет скворчатам. Армия пернатых друзей, земледелия добросовестно очищает поле от всяческих вредителей, спрятавшихся в почве.

Но не только птицы занимаются этим полезным для человека делом.

На краю березового леса виден большой старый муравейник. От него к пахоте протянулась тропинка, и по ней в оба конца без устали мчатся охотники. Для них тоже немало добычи на поле: кто атакует гусеницу озимой совки, кто напал на жука-проволочника, а кто терзает личинку хруща. Потом, когда взойдут посевы и зеленый ковер закроет собой землю, птицам уже нечего будет делать на поле. Зато муравьи до самой осени не прекратят набеги на вредителей сельского хозяйства.

Создавая полезащитные лесные полосы, мы забываем подумать о тех лесных жителях, которым трудно сюда проникнуть, - в частности, о рыжем лесном муравье. Если заселять лесные полосы рыжим муравьем, да, кроме того, на посевах оставлять узенькие межи с муравейниками, сколько бы пользы принесли человеку эти маленькие труженики!

Сон. Высокий пень, вокруг которого сооружен конус, не засыпан до самого верха. На его вершине собрались муравьи. Одни чистят усы, разглаживают щетинки на теле, другие попросту толкутся без дела или, вытянув усики и слегка выдвинув кпереди брюшко, наблюдают за окружающим, внимательно всматриваясь заодно и в человека, склонившегося над муравейником.

В глубокой ложбинке сбоку пенька приютился муравей. Он тесно прижал к телу ноги, сложил пополам усики. Муравей неподвижен и безучастен к окружающему: он спит. Лишь изредка вздрагивают кончики его усов. Видимо, очень сладок его сон. На спящего муравья никто не обращает внимания, им не интересуются, к нему не прикасаются.

- Пусть отдыхает!

Очень деятельные и энергичные, муравьи любят и поспать. Только никто еще не знает, сколько времени продолжается сон и как часто спит каждый муравей.

Ночные сторожа. Пришлось раскопать гнездо рыжего муравья у тропинки, ведущей от бивака. Первый же взмах лопаты вызвал тревогу и ожесточенное сопротивление. Муравьи брызгались кислотой и отчаянно кусались. Скоро добрая часть муравьев бросилась на нас.

Разобрать надземную часть муравейника легко. Но когда дошла очередь до подземных галерей и надо было рыть почву, пронизанную густой сетью корней, дело пошло прямо-таки скверно.

В самый разгар раскопки, отвалив пласт земли, я стал разбирать его руками. Показался ход с гладкими стенками, за ним открылось почти круглое помещение, величиной с грецкий орех. По всей вероятности, в начале раскопки завалило в одном месте проход, и круглое помещение оказалось разобщенным с остальным муравейником. Чем же объяснить, что несмотря на ужасную участь, постигшую муравейник, всеобщую возбужденность, здесь, в круглой комнатке, мирно спали, сложив ноги и прижавшись тесно друг к другу, несколько десятков муравьев? Это была настоящая спальня, и только встряска да яркий свет нарушили покой отдыхающих муравьев. Один за другим они стали просыпаться. Но два муравья - отъявленные засопи - продолжали спать в разрушенной спальне и пробудились только, когда их потревожили палочкой.

По правде говоря, зрелище спящих муравьев было столь неожиданным, что я сразу не понял, с чем имею дело. Раскопка велась в полдень, в самое рабочее время.

А что же происходит ночью?

К ночи активность рыжих муравьев постепенно падает. Но еще в наступившей темноте многие муравьи занимаются различными делами. Ночью жители муравейника, утомленные дневными заботами, погружаются в сон. Пробуждение наступает с первыми лучами солнца и происходит гораздо дружнее, чем отход ко сну.

Ночью, подойдя с фонарем к муравейнику, всегда можно застать на нем несколько муравьев. Это сторожа. Их обязанность не только охранять входы от непрошенных гостей, но и вовремя поднять тревогу в случае бедствия.

Вечером, когда конус постепенно пустеет, иногда можно увидеть, как из входов появляются муравьи, которые несут в челюстях своих товарищей. Побродив по поверхности жилища, они выпускают ношу и уходят обратно. Принесенный наверх муравей некоторое время лежит неподвижно со скрюченными ногами, как мертвый, потом поднимается на ноги и начинает заниматься туалетом. Прежде всего специальным гребешком на передних ногах муравьи тщательно чистят усики, а затем все тело. После туалета муравей не спеша начинает бродить по крыше своего дома и остается на ночь сторожить его.

Уж не была ли та спальная комната, которую мы раскопали, заполнена такими, отсыпавшимися днем, ночными сторожами?

Ветер. Ветер нынче разбушевался, треплет чуть распустившиеся листочки березы, срывает сережки цветущих осин. Поверхность реки покрылась волнами, стала серой. Шевелится от ветра молодая зеленая трава, шуршит прошлогодний засохший бурьян и позвякивают в коробочках еще невыпавшие семена растений.

В небольшом муравейнике на обрывистом берегу Томи кипит обычная деловая жизнь. Видимо, муравьям ветер нипочем, лишь бы светило солнце, да было тепло. Муравейник вокруг оброс зеленой травой. Одна, самая длинная травинка, свесив острый кончик узкого листа, трепещет от ветра и ударяет по самому оживленному месту муравейника, И достается же муравьям: кончик травинки хлещет их и разбрасывает в стороны.


Муравьям не нравится беспокойная травинка, и те, кому досталось, привстают на ноги и долго всматриваются, силясь узнать, что это такое.

Впрочем, особенно не насмотришься, так как кончик травинки, выписывая по поверхности муравейника замысловатые фигуры, сметает на своем пути зевак. Странная травинка интересует не одного муравья и не двух. Несколько десятков любопытных заинтересовались ею, а многие карабкаются кверху на другие травинки, как можно повыше и поближе к виновнице переполоха. Некоторые забираются на саму беспокойную травинку, но падают на землю, как только подует ветер.

Толпа муравьев у непокорной травинки не уменьшается. Упорству любопытных нет конца. На смену отброшенным заползают другие. Долго ли так будет продолжаться?

Муравьи не считают травинку неприятелем, пробравшимся на муравейник, и не принимают обычной в таких случаях воинственной позы. Им просто надо узнать, почему травинка ведет себя странно. И некоторые, убедившись, что нет тут ничего особенного, а виноват во всем ветер, теряют к ней интерес и отправляются по своим делам.

Ветер стихает, не шелестят больше молодыми листочками березы, исчезают на реке волны, застывают травинки. Толпа любопытных муравьев рассеивается.

Дождь. Тучи закрыли солнце, лес потемнел, стал угрюмым. Тонкими голосами запели комары. Потом раздался отдаленный шум, крупные капли защелкали по листьям. Вот шум приблизился: в лесу дождь.

В мокром лесу трудно муравьям. Капли влаги на голове, глазах, усиках. Отяжелевшие, мокрые, муравьи тащатся в муравейник и скрываются в его темных ходах.

Но дождь был недолгим. Вскоре прорвались тучи, заголубело небо, лучи солнца глянули на землю, засверкали росинки на травах. Муравейник стал оживать. На его вершине снова закопошились муравьи. Но сейчас не увидеть ни строителя, ни охотника. Все заняты тщательным туалетом, чистят усики, разглаживают ногами щетинки на теле. Муравьи всегда внимательно следят за чистотой. А после дождя те, кто намок, занимаются туалетом дольше обычного. Весьма вероятно, что чистота волосков имеет большое значение. Ведь они - не только защита от механических повреждений. С помощью волосков муравьи и слышат, улавливают запахи.


На самой вершине муравейника один муравей схватил другого за ногу и тащит ко входу. Муравью не нравится такое обращение, он сопротивляется и вырывается. Через некоторое время его хватают другие муравьи и снова пытаются тащить. Но упрямец берет верх, его будто бы оставляют в покое. Впрочем, вскоре около него опять собираются муравьи, наперебой гладят его усиками и начинают облизывать голову и грудь. Муравей поднимается на ногах кверху,почти вертикально возвышаясь над толпой. Наконец, его окончательно оставили в покое. Через некоторое время он исчезает в одном из входов. После этого я начинаю замечать на муравейнике небольшие группы муравьев и в центре каждой один избранный, которого тщательно облизывают. Внимания удостаиваются далеко не все. Почему так - не знаю. Может быть, это какие-то особенные муравьи?


Жара. Наступили жаркие дни. С самого утра солнце начинало припекать. Становилось душно. В лесу пахло хвоей, травами. Радуясь теплу, крутилось бесчисленное множество разных насекомых, жужжали слепни. Воздух был неподвижен, над лесом повисла синяя дымка горячих испарений.

В такие дни в муравейниках, освещенных солнцем, устраивается обеденный перерыв, муравьи не показываются на поверхности.

Заметно ослабевает активность муравьев и в других муравейниках.

Завидя большую сосну, возвышавшуюся среди молодого леска, я спешу к ней, отмахиваясь от назойливых слепней. Вблизи нее расположились три больших муравейника. Между ними протоптаны тропинки. С этими муравейниками у меня недавно завязалось знакомство, и я заглядываю к ним по дороге на лесной кордон. Один муравейник почему-то опустел. На нем совсем нет муравьев. Невиданное опустение муравейника кажется невероятным. Три дня тому назад здесь все шло, как обычно. Я не нахожу следов какого-либо происшествия, и тем не менее за три дня исчезло не менее пятисот тысяч жителей. Но куда, почему?

В недоумении я раскапываю конус, смотрю на чудесно устроенные ходы и залы, множество смолы, свежую хвою. Может быть, в муравейнике завелся грибок или его заняли неожиданные грабители, другие муравьи? Или протекла под дождиком крыша, и в нем завелась сырость? Ничего этого нет. Не могу разгадать причины бегства.

Я разбрасываю почти весь конус, обнажаются земляные ходы. Здесь царство зимнего сна. Раскапывать землю мне нечем да и не к чему. И в тот момент, когда я начинаю кое-как заваливать конус, в одном из отверстий показывается муравей и, заняв боевую позу, как бы спрашивает:

- Вы что тут хозяйничаете?

За ним появляется другой, третий и вскоре из подземных ходов вываливается целая ватага муравьев. Все они страшно возбуждены, готовы вцепиться в меня челюстями и полить кислотой. Тогда я ковыряю землю и вижу, что все ходы в ней забиты муравьями. Сюда муравьи спрятались от жары. Никто не собирался покидать такое замечательное жилище, и жаль, что я разрушил его, пытаясь дознаться в чем дело.

Обеденный перерыв. На правом берегу Оби, напротив села Шегарки, в старом кедраче когда-то располагался большой муравьиный городок. Но потом на его месте обосновался поселок и разделил городок на две части, малую - вверх и большую - вниз по течению.

Время шло, поселок рос и оттеснял муравьиный городок. Старели кедрачи. Как-то могучие деревья спилили, лес сильно поредел, и многие муравейники оказались на полном свету.

Муравьям свет не помеха. Под солнечными лучами быстрее развиваются яички, личинки и куколки. Но что делать, когда в летние дни, в самое жаркое время солнце нещадно накаляет крышу муравейника? Как-то надо приспосабливаться к новым условиям жизни. А пока приходится муравьям устраивать большой обеденный перерыв, и чем сильнее греет солнце, тем. он дольше.

В это же самое время муравейники в тени благоденствуют. Им не нужен обеденный перерыв. Зато с каким рвением муравьи солнечного муравейника стремятся наверстать упущенное, как только спадает жара!

Сигналы. В обществе муравьев существует свой особенный язык. У рыжего лесного муравья он очень сложен. Сигналы часто передаются мелкими незаметными и, кроме того, почти молниеносными движениями. Вот почему изучение сигнализации муравьев - тяжелая задача. Не будет преувеличением сказать, что для того, чтобы проникнуть в тайны муравьиного языка, пожалуй, недостаточно жизни одного ученого. Меня всегда интересовал муравьиный разговор, и не трудность его разгадки была страшна, я просто не имел для этого достаточного досуга. Тем не менее, попутно с другими делами, я изучал и сигналы. Их удавалось только видеть, а не разгадывать. И тем не менее день, когда удавалось найти сигнал, я считал самым удачным .

На вершину муравейника поставлена поилка со сладкой водой. Сбежалось множество любителей сладкого. Муравьи жадно пьют, и брюшки сладкоежек раздуваются так, что становятся прозрачными. Два муравья не выдержали, потеряли сознание, упали в воду. Я спасаю неудачников и кладу в сторону на белую бумажку. Тут их оближут и приведут в чувство. Вот один такой утопленник зашевелил члениками лапок, челюстными щупиками, потом потянулся и вскочил на ноги. Вся хворь исчезла. Муравей отвесил несколько тумаков окружающим и потом неожиданно закружился на одном месте. Сперва в одну сторону, потом в другую. Отдохнул немного, обменялся жестами усиков со сбежавшимися на это странное представление муравьями и снова завертелся. Движения муравья очень напоминали так называемый круговой танец пчелы-работницы, сигналящей своим товаркам о том, что найден богатый источник добычи. Танцующий муравей вскоре сполз с бумажки и, сопровождаемый несколькими любопытными, замешался в толпе снующих муравьев.

Прежде я никогда не видел такого сигнала и поэтому, желая разглядеть его внимательней, стал вытаскивать других муравьев, потонувших в сиропе. Но никто из них не хотел совершать круговой танец. Тонущих было много, и я терпеливо продолжал эксперименты. Вскоре один из лечившихся стал неожиданно ползти вспять и закончил таким же круговым танцем, как и его предшественник. Покрутился, потом вскочил на ноги и помчался, как и все, по какому-то делу.

Кувыркающийся муравей. У самого края муравейника муравей странно подпрыгивает. Что с ним случилось? Может, его кто-нибудь укусил, и он умирает в страшных муках.


Но муравей не похож на умирающего. Вскочил на ноги, расчесал усики и стал кувыркаться боком, то в одну, то в другую сторону, как собака на траве.

Наверное, это какой-то сигнал. И как я сразу не догадался! Посмотрим, что он значит, кто на него обратит внимание и что из этого получится.

Мне и раньше приходилось видеть кувыркающегося муравья.

Зрелище это меня заинтересовало. Никто из ученых, изучавших муравьев, не видел подобного. С тех пор я стал внимательно присматриваться к странным муравьям.

Загадочные пляски. Муравьи подпрыгивали, кувыркались, ложились на бок, вздрагивая всем телом, дрыгали ногами. Иногда этим занимались несколько муравьев, совершая странные движения по очереди.

Долго я не мог найти объяснения этому поведению муравьев. Наконец, один муравейник немного помог разобраться.

Муравейник был очень большой, старый, с высоким конусом. Находился он на пологом песчаном берегу реки Катуни. Мимо муравейника шла тропинка, протоптанная коровами, и по ней оживленно двигались муравьи.

День был теплый, тихий. Сосны источали аромат, шумела река. Масса муравьев бродила по песчаному берегу, шныряла по траве, ползала по стволам деревьев. Но особенно много муравьев было на пологой поверхности земляного вала. Здесь они собрались кучками. Они будто ничем не были заняты, иногда переползали с места на место, шевелили усами и постукивали головой соседей.

В солнечный день почти возле каждого муравейника, где-нибудь на широком листе растения, на поверхности пня, послужившего основанием муравейнику, на кусочке голой земли насыпного вала, можно видеть группки бездействующих муравьев. Одно время я их принимал за отдыхающих, потом решил, что это наблюдатели, предостерегающие от опасности. Действительно, многие из них, завидев человека, привставали, принимали боевую позу и так застывали на долгое время, вытянув вперед усики. Но такого количества бездействующих муравьев, как возле муравейника у реки Катуни, я никогда еще не встречал. Среди них-то и находились кувыркающиеся муравьи. Периодически каждый из этих муравьев вздрагивал, подпрыгивал, кувыркался, совершал самые разнообразные движения. Да, да, самые разнообразные. И это напоминало танцы. Стандарта в пляске не было. Каждый "танцевал" чуть-чуть по-своему.

Танцующий муравей никогда не был одинок. Танец совершался обязательно в присутствии товарищей.

У большого муравейника танцы проходили на хорошо освещенной солнцем площадке, размером с обеденную тарелку. Иногда через площадку стремительно проносился муравей, торопившийся по какому-то делу. На ходу он отвешивал сигнальные удары встречным, приглашая их следовать за собою, но никто не обращал внимания на делового муравья. Напрягая силы, муравей тащил для жилища палочку. Но здесь ему никто не пытался помочь. Даже к муравьям-охотникам, волокущим трофеи, муравьи-бездельники были равнодушны.

А что будут делать муравьи-бездельники, если им подбросить какое-нибудь насекомое? Слегка придавленного слепня я кладу в центр странной компании. Около слепня собирается несколько муравьев. Они ощупывают его усиками, что-то с ним делают. Но разве так встречают муравьи добычу!

Вообще в поведении муравьев нет ничего такого, что было бы лишено значения. Как же объяснить поведение "бездельников"? Проще всего сказать, что это отдых отлично потрудившихся муравьев. От избытка сил они затевают своеобразные игры. Но почему отдыхающие муравьи так равнодушны к окружающему?

А может, это последствие разделения труда, которое неизменно существует в любом большом и слаженном обществе? Часть членов общества не беспокоится о пище, жилище или опасности.

Незадачливый игрок. Старый-престарый муравейник около большой лиственницы я знаю уже несколько лет. Как-то осенью, глядя на него, я увидал муравьев-носильщиков, перетаскивавших своих товарищей. А один, напрягая все силы, волочил большую и грузную самку. Поведение для закоренелого одиночного старого муравейника было необычное. Неужели муравьи решили организовать дочерний муравейник? Несколько минут поисков в том направлении, куда спешили носильщики, и предположение оправдалось: муравейник действительно обрел соседа, и, кто знает, быть может, он призван омолодить дряхлеющую жизнь старого общества.

Но какой несуразный конус у дочернего муравейника! Кучка хвоинок и палочек длинным барьером прислонена к лежащему стволу дерева. Но зато муравьи побеспокоились о предстоящей зимовке: по обе стороны барьера из-под палочек видна земля, выброшенная из глубоких ходов.

На молодом муравейничке оживление и согласная работа. Строительство еще не закончено, и дел по горло.

Рядом с этим муравейничком, на чистой площадке, большой и полный муравей кувыркается вот уже целых полчаса. Но никто не обращает на него никакого внимания: все заняты, обстановка самая деловая. Тогда танцор отправляется по длинной дороге к старому муравейнику, откуда, наверное, пришел. Там он найдет себе подражателей. На желтых листиках березы, упавших на муравейник, согретые теплыми солнечными лучами солнца, танцоры уже демонстрируют свое мастерство друг перед другом.?

Муравьи очень хорошо умеют переключать друг друга на разные занятия. Для этого муравей-инициатор просто берет за челюсти своего товарища и переносит туда, где выполняется какая-нибудь первоочередная работа. Но пляшущих муравьев никто не трогает. Маленькая кучка муравьев, освобожденных от забот, от общего труда во имя существования, посвящает себя непроизводительным занятиям - пляскам. Возможно, странное поведение муравьев имеет какое-то другое объяснение. Но какое? Пока я бессилен его найти. Так много еще загадочного остается в жизни муравьев.


Марьин корень. Отцвели большие пунцовые цветы марьина корня, завязались коробочки. Пришло время им раскрываться, и вот через щелочку глянули ярко-красные, круглые, гладкие и блестящие семена. Я сорвал коробочку и, разломав ее, высыпал семена на конус муравейника. Появление необычного предмета сразу приковало внимание муравьев. Они стали тщательно обследовать семена, а некоторые без раздумий хватали их и волокли с муравейника.

Круглое семечко трудно тащить: не за что ухватить, да и весит оно немало. К тому же нашлись любопытные, мешают, не дают выбрасывать, отнимают. Один, другой подскочили. Наконец, отняли, завладели, потащили обратно на конус.

Спор из-за семян марьина корня продолжается долго. Часть семян утащили с муравейника, часть занесли во входы. К ярким, красивым семенам марьина корня муравьи оказались явно неравнодушными. Но только не все.

Синяя игрушка. Чем объяснить, что муравьям нравятся блестящие предметы? Вот уже несколько дней по небольшому муравейнику погорельцев перетаскивается с места на место кусочек хитина с двумя передними ногами жука-геотрупа. Остатки жука давным-давно обглоданы, как пища не представляют никакого интереса, и синий кусочек волокут вниз, оттаскивают подальше и бросают на свалку.?

И все же, как чудесен этот кусочек жука - яркий, сине-фиолетовый, с лакированной поверхностью! Он сверкает в лучах солнца, отражает во все стороны искрящиеся блики... Разве на свалке место такому великолепию? И муравьи с рвением выволакивают из-под мусора кусочек хитина и тащат обратно на конус муравейника, а потом заносят в один из входов.


Так как же? Необходим или вовсе ни к чему красивый кусочек хитина?

Брошь. Где только ни побывала эта брошь из пластмассы с искусственными камнями. И в горах Тянь-Шань, и на Алтае, и в Туве, и во многих местах Западной Сибири. Везде она служила мерилом степени любознательности рыжих лесных муравьев.

К броши отношение было самое разнообразное. Большие грузные кампонотусы, лазиусы и мирмики всех видов - к ней совершенно равнодушны. Уровень развития их психики не настолько высок, чтобы замечать подобные вещи. Достаточно того, что от броши не пахнет ни враждебным, ни съедобным. Зато среди рыжих муравьев брошь постоянно вызывала интерес.

Нынче мне повстречался муравейник с удивительно любопытными жителями. Сотни муравьев обсели брошь со всех сторон, и что только они с ней не делали! Некоторые умудрялись забраться даже под брошь и, упираясь ногами, пытались сдвинуть ее с места. Тяжелая брошь только слегка покачивалась из стороны в сторону. Часа через три, когда все с нею познакомились, брошь была оставлена и, казалось, забыта. Но мне пришлось немного разворошить муравейник, чтобы узнать, как у него дела с расплодом. Муравьи, естественно, сильно возбудились, в глубоких ходах проснулись спящие, муравейник зашевелился, и вновь брошь привлекла толпы любопытствующих. Теперь около нее беспрерывно крутились муравьи, и не было конца любознательным. А что, если оставить брошь на муравейнике?


Через два дня я вновь в гостях у муравейника. С брошью теперь окончательно все познакомились, и она никого больше не интересует.

Как-то я оставил брошь на муравейнике на несколько часов. Возвратившись за ней, я ахнул. Брошь была стянута с муравейника, почти все белые камни из нее вынуты и только два красных сверкали зловещими глазами. Над единственным уцелевшим белым камнем старательно трудился муравей. Он настойчиво пытался вытащить его и, кто знает, если бы этот камень не сидел чуть глубже, его, наверное, постигла бы участь остальных.

Я прогнал муравья-разрушителя, стряхнул всех остальных. Камни бесследно исчезли. Конечно, их утащили в муравейник.

Сколько муравьев пересмотрело эту брошь, и вот только здесь нашелся особый умелец по ювелирному делу. И откуда он взялся!

Любители безделушек. Муравей тащит в жилище давно высохшую, красную с яркими черными пятнами ногу кобылки-пруса, другой несет сухой, блестящий осколок раковины сухопутного моллюска. Оба муравья затаскивают ноши в муравейник. Может, все это необходимо как строительный материал? Но он никогда не заносится внутрь. Принцип строительства прост. Палочки-хвоинки - все, что пригодно, укладывается равномерно на муравейник. А потом в этом плотном слое проделываются многочисленные ходы и обширные залы. Нет, не для строительства собираются блестящие и яркие остатки насекомых!?

Но непонятно, почему, когда одни, быть может, издалека тащат какое-нибудь красивое надкрылье жука, другие выбрасывают его как ненужный хлам?

- Наверное, одни муравьи любят красивые вещи, а другим они ни к чему, - предполагает один из моих знакомых.

- Другие считают их. безделушками, которые мешают работать, - добавляет другой.

Что муравьи любят блестящие красивые вещи, нетрудно убедиться. Бисеринки ссыпаем в жестяную коробочку: желтые, красные, зеленые, синие - всех цветов радуги. Они звенят о металл, ударяясь о него, подскакивают, как мячики. Тщательно отмываем бисер в лесном ручье, подсушиваем на листе лопуха.

На горку разноцветного бисера, брошенного кучкой на верхушку муравейника, один за другим ползут муравьи.

Толпа любопытных растет с каждой минутой.


С каким вниманием муравьи рассматривают бисер, трогают его челюстями. Один схватил, отнес в сторону, бросил: что делать с незнакомым предметом? Другой оттащил еще дальше. Третий, самый решительный, завладел синенькой бисеринкой и поволок ее во вход. За ним понесли другие, и пошли растаскивать безделушки.

Через полчаса от бисера ничего не осталось.

Но один опыт, тем более с неопределенным результатом, недоказателен. День только начат. Муравейников в лесу много, бисер есть в запасе.

Вот небольшой молодой муравейник. Как эти муравьи отнесутся к нашему подарку?

Кучка бисера вызывает возбуждение. Толпа муравьев в замешательстве. Но ненадолго. Вскоре муравьи один за другим тащат бисеринки во все стороны и бросают вдали от жилища. Здесь слишком занятой народ, ему не нужны безделушки.

А вот большой муравейник, метрах в двадцати от него поменьше, дочерний. На большом муравейнике явный раздор из-за бисера. Тем, кто тащит бисер на свалку, - их немало муравьев-разумников - мешают те, кому нравится бисер - их возмущает варварское обращение с чудесными блестящими игрушками. Но кое-кто из ползущих вниз направляются к дорожке между муравейниками и бодро тащат свою ношу к маленькому муравейнику. Как это невыносимо трудно, когда каждый встречный останавливает, щупает бисеринку челюстями, пытается отнять. Через полчаса первые носильщики преодолели долгую дорогу в двадцать метров и карабкаются вверх по склону маленького муравейника, вызывая всеобщее внимание и любопытство.

В одном большом муравейнике особенно рады нашему подарку: солидная кучка в две-три тысячи бисеринок буквально через пять минут дружно затаскивается в муравейник.

Теперь после многих опытов не может быть сомнений. Не пищей единой живет муравей. У муравьев есть то, чем не обладает ни одно насекомое: хотя и очень примитивное, но отчетливо выраженное чувство интереса к красивым вещам. Оно заставляет останавливаться муравья-разведчика или охотника перед блестящими надкрыльями жука, оно заставляет реагировать на разноцветный искрящийся бисер. Но чувство это сложно и не у всех муравьев одинаково. Весьма вероятно, что старые, опытные муравьи препятствуют его развитию. Они-то и выбрасывают из муравейника красивые и блестящие предметы, отвлекающие внимание от сурового, напряженного труда муравьиного общества.

Через несколько дней я разыскиваю муравейник, который с таким рвением тащил к себе бисер, и в камерах его нахожу бисеринки. Но это только небольшая часть подарка. Все остальное вынесено наружу и разбросано далеко во все стороны.

Ну что ж! Так часто бывает, когда за интересом следует безразличие.

Бесплодные поиски. Как пробрался ко мне под одежду муравей, я не заметил. Теперь он безнаказанно ползал по телу и щекотал кожу лапками.

Собиралась гроза, надо было спешить домой, дорога была каждая минута, и поэтому останавливать мотоцикл из-за муравья было не время. Пришлось терпеть невольного пассажира.

И все же гроза началась прежде, чем удалось добраться до дома. Шустрого муравья пришлось извлекать из мокрой одежды. Это оказался крупный муравей, наверное, разведчик или охотник. На письменном столе, куда я его посадил, он прежде всего принял боевую позу, раскрыв челюсти и выдвинув брюшко. Затем быстро успокоился и, не сходя с места, стал поворачиваться во все стороны. Обычно так поступают муравьи, когда потеряют ориентацию. Потом отправился обследовать письменный стол и исчез в кипе книг. Под вечер я встретил его уже на стене, а ложась спать, заметил, как он юркнул в щель подоконника. Муравей, видимо, искал свое родное жилище.

К утру я успел забыть про своего злополучного знакомого и был очень удивлен, когда, подойдя к письменному столу, застал его точно на том же самом месте, где оставил вчера. Муравей сидел неподвижно, тесно прижав к телу ноги, и будто глубоко спал. Его усики поникли и прикасались к поверхности стола. Брюшко муравья преобразилось. Оно уменьшилось, сильно сжалось. Я осторожно притронулся к муравью. Он был мертв. Всю ночь, расходуя силы и пахучие вещества для обозначения своего пути, муравей ползал по комнате в поисках жилища и собратьев и, не найдя никого, замкнул круг поисков, возвратившись точно на старое место, откуда началось его путешествие в незнакомом мире. Здесь его оставили силы.

Обыкновенный листик. Муравьи заметили мое приближение к муравейнику, взбудоражились, помчались к ногам и полезли на сапоги. Надо замереть, не двигаться - иначе закусают. Муравьи успокоились, забыли обо мне, занялись делами. Только один, упрямый, схватил челюстями листик караганы, прилипший к сапогу и потащил к муравейнику. Наверное, учуял на нем особенный запах и вообразил, что листик часть моего тела.

Муравей с листиком привлек внимание остальных. Около него кучка любопытствующих.

Кто разглядывает листик, а кто внимательно обследует самого носильщика, ощупывает его голову, брюшко, грудь, будто спрашивая:

- Что с тобой?

- Зачем тащишь никому не нужную ношу?

- Что нашел в обыкновенном листочке?

Но носильщик упрям. Коли принято решение, нелегко от него отказаться. Он продолжает нести листик, вызывая удивление окружающих.


Проходит много времени, пока, наконец, носильщик приходит в себя, бросает бесполезный груз.

Этот эпизод тоже заключает в себе маленькую загадку. Почему муравей, несший листик, привлек к себе внимание? Уж не потому ли, что его поведение всем показалось "неразумным"?

Так много неразгаданного в жизни муравьиного общества.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://insectalib.ru/ "InsectaLib.ru: Насекомые - библиотека по энтомологии"