НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Пища и как ее добывают

Чем питается рыжий муравей. Рыжий муравей прежде всего хищник. Он питается жуками, и бабочками, и мухами - словом, решительно всеми насекомыми, населяющими лес. В выборе еды он не особенно разборчив и уничтожает даже таких насекомых, как божьи коровки, жуки-нарывники, листогрызы - с невкусной и ядовитой кровью. Всех, кого только может осилить, муравей тащит в свое жилище на растерзание. Но охотнее всего муравей нападает на разнообразнейших личинок с ножной кожей. Они - любимая еда.

Подсчитано, что в течение лета один муравейник среднего размера уничтожает более одного миллиона насекомых, среди которых большинство вредители леса. Вот почему леса, в которых почему-либо нет муравейников, часто страдают от массовых размножений вредных насекомых.


Крупных и сильных насекомых рыжий муравей не способен умертвить. Но ловкие разведчики нападают на линяющих насекомых, когда они беззащитны. Больных, погибающих и погибших насекомых муравьи тоже поедают.

Особое место в меню лесного муравья занимают сладкие выделения тлей. Муравейник, около которого живет колония тлей, процветает. У такого муравейника каждый год рождается много крылатых самок, самцов и рабочих.

Взаимные угощения. Строгий осенний лес. На фоне золотых осинок ели кажутся черными, и муравейник - тоже черным среди пожелтевшей травы. Весь день была пасмурная погода, дул холодный ветер. Но вот ветер стих, замерли золотые листья, и лучи солнца маленькими пятнами застыли на муравейнике. На этих пятнах и собрались муравьи. Их немного. Это те, что в последнюю очередь уйдут на зимовку.

Муравьи тесно прижались друг к другу. Они чем-то заняты, хотя их движения вялы. Вот муравей приподнимается на ногах и начинает кормить отрыжкой другого. К кормящему муравью подползает еще один, и ему достается маленькая порция. Муравей покормил нескольких товарищей и сам отправился просить подачку.

Я никогда еще не видал, чтобы взаимному угощению предавались так дружно. Обычно на муравейнике среди большого числа ползающих по поверхности конуса муравьев можно увидеть только одного-двух делящихся едою.

Кормление друг друга - одно из интересных и широко распространенных явлений среди насекомых. Среди энтомологов оно называется "трофоллаксис". Только благодаря трофоллаксису муравьиное общество достигло совершенства, так как часть населения освободилась от забот по добыванию пищи. Охота стала уделом специальных муравьев. Все ими добытое принадлежит всем.

Один ученый проделал интересный опыт. Он накормил муравья сладким сиропом, содержащим меченые атомы, а потом с помощью специального счетчика выяснил, что сладкий сироп вскоре оказался в десяти муравьях, через час меченые атомы были обнаружены в ста пятидесяти муравьях. Благодаря постоянной дележке муравьи получают одинаковую и весьма разнообразную пищу, они все или сыты или голодны.

Муравьи заглатывают еду в зоб, располагающийся в брюшке. Зоб разделяется с желудком специальным клапаном. Из зоба пища очень медленно маленькими порциями поступает в желудок.

Рыжий муравей обычно обменивается отрыжками в темных ходах жилища, во время отдыха, после трудового дня. Сейчас, осенью, когда все население муравейника готовилось к зимовке, муравьи, наверно, тратили время на взаимное кормление. И эти, что вышли на поверхность погреться, не в силах были прервать это занятие.


Березовый сок. Южный ветер долго гнал тучи, а когда прорвалась пелена серого неба и глянуло солнце, в лесу сразу все ожило. Запели дрозды, скворцы, сверху раздались крики летящих на север журавлей. Солнце пригрело землю, и она начала быстро сохнуть, листочки, пролежавшие зиму под снегом, теряя влагу, стали скручиваться, шурша и пощелкивая. И если бы не посвист ветра в тонких ветвях березы, этими звуками был бы полон весь лес.

Потом между белых берез замелькали красно-коричневые бабочки-крапивницы, солнечными зайчиками засверкали бабочки-лимонницы. Иногда стремительно проносились какие-то большие мухи. Солнце все пригревало, и, когда затих ветер, послышался странный нежный шорох.

Еще громче закричали птицы, и скворец на высокой дуплистой сосне пропел длинную песню, подражая всем сразу. Легкий ветер принес едва уловимый запах лесной гари.

А шорох все усиливался и усиливался. Откуда он? Но вот по моим ногам стали карабкаться рыжие лесные муравьи. Один вцепился в руку, больно укусил и полил кислотой. И тогда только я увидел: мимо меня широкой лентой ползли муравьи. Их было очень много. Тысячи, нет не тысячи, а сотни тысяч маленьких ног дружно постукивали коготками по сухим листикам. И как это я, просидев в лесу на старом пне столько времени, не заметил почти рядом у сосны большущий муравейник.

Когда было холодно, муравьи находились в своем жилище, но потеплело, был дан сигнал - и муравьи поспешили принять обязательную после долгого зимнего сна солнечную ванну. Пока одни грелись на солнце, другие отправились сразу большой компанией к высокой березе. Они собрались толпами у самого комля на участке мокрой коры.

Неужели муравьи пьют березовый сок? Никто об этом не знал раньше.

Я делаю маленькие надрезы на березах около муравейников - разведка быстро доносит о новых источниках, и всюду я наблюдаю спешную заготовку сладкого провианта.

Жажда. Давно не было дождей, высохла земля, и запылили дороги. В бору сильно пахло хвоей, под ногами похрустывал беловатый мох.

Полянку с муравейником обильно освещает солнце, муравьи так оживлены, что в глазах пестрит от хаоса лихорадочных движений. Вот муравей усиленно крутится на одном месте, взмахивает ногами, падает на бок, кувыркается. Может быть, подает какой-то сигнал? Надо посмотреть, что будет дальше. Но лишь на секунду я отвел бинокль в сторону, и сигналящий муравей безнадежно потерялся среди копошащейся массы.

Припекает солнце, усиливается смолистый запах. Хочется пить. Случайно из фляги проливаю немного воды на землю. У мокрой земли собирается толпа муравьев. По- видимому, им очень хочется пить, муравейник давно страдает от жажды. Тогда из кусочка плотной рисовальной бумаги я делаю маленькое корытце, вкапываю его краями вровень с землей рядом с муравейником и наполняю водой. Поилка готова. Пожалуйста, пейте, сколько вам угодно!

Что произошло у водопоя! Целые толпы скопились у корытца, установились рядами, опустили книзу головы, начали жадно поглощать воду. С каждой минутой муравьев все больше и больше. Скоро стало не хватать места. Нетерпеливые полезли друг на друга. Ну как в такой тесноте удержаться и не упасть в корытце.


Оказавшись в воде, пловцы не теряются и, широко расставив в стороны ноги, продолжают пить.

Напиться до отказа муравью нужно немного времени. Брюшко быстро увеличивается, на нем появляются три светлых пояска. Кажется, хватит пить. Пора выбираться наружу. Но, выскочив из корытца, многие возвращаются обратно, как будто бы убедившись, что не так уж трудно тащить отяжелевшее тело, и можно еще поглотать заманчивой влаги. Брюшко раздувается сильнее, становится совсем прозрачным. Теперь довольно, можно ползти к дому. Там есть кого попотчевать: самки-родительницы, детки-личинки и множество различных домоседов, которым не полагается показываться наружу.

По пути муравьи-водоносы передают встречным какие-то неуловимые сигналы, и к водопою мчатся жаждущие. Проходит полчаса. Корытце опустошено. Черный клубок муравьев угнездился на дне. Придется еще налить воды.

Вскоре муравьи с раздувшимися брюшками оказываются в самом оживленном месте - на вершине муравейника. Они бродят с места на место, но никого не поят водой.

Проходит еще час. Корытце несколько раз наполняется водой. Толпы желающих пить не убывают. Но некоторым муравьям не нравится это паломничество. Один схватил за ногу своего товарища и поволок из корытца, дотащил до вершины и бросил. Другой, покрупнее - действует быстрее и одного, второго, третьего вытаскивает из корытца за ноги и отбрасывает в стороны.

Как не хотят отрываться от водопоя муравьи, какое они оказывают сопротивление! Но что поделаешь, когда так повелительно приказывают.

Кто же такие противники водопоя? Этот с поджарым брюшком, наверное, не пил воды или, может быть, только чуть-чуть попробовал. Но у большого, самого решительного, брюшко раздуто, просвечивает на солнце. Сам напился до отказа, а другим не дает!

Возможно, воды больше не нужно муравейнику: нескольких десятков напившихся муравьев вполне достаточно, чтобы утолить жажду всех. Но пример заразителен. Подражая друг другу, муравьи пьют и пьют воду. Водой загружено до отказа много рабочих. Куда они теперь годны с такими раздутыми брюшками?!

На службе - химия. На одном муравейнике я нашел десяток маленьких ракушек. Они были пусты и основательно разрушены. Но над одной ракушкой усиленно трудились муравьи, вытаскивая содержимое. Каким образом муравьи могли разгрызть крепкий панцирь ракушки? Для этой работы маленькие челюсти непригодны. Но как бы то ни было, муравьи отрывали кусочки панциря, постепенно разрушая защитный домик.

Оказалось, что муравьям помогала муравьиная кислота.

Как она шипела и пузырилась, соединяясь с углекислой известью раковины! В том месте, где выделялись пузырьки углекислого газа, раковинка легко ломалась и становилась вполне доступной челюстям хищников.

Кто бы мог подумать, что муравьи, добывая моллюска из его раковины, используют самую настоящую химическую реакцию!


Две гусеницы. Вблизи муравейника ползет толстая зеленая гусеница совки - любимая еда муравьев. Интересно, как на нее будут нападать? Я переношу ее на оживленное место конуса муравейника. От неожиданности и страха гусеница сворачивается колечком и замирает.

Если добыча сопротивляется, рвется, пытается убежать, тогда - не зевай, хватай ее за ноги, за усики, за все, что придется, ловчись брызнуть кислоту прямо в рот или на то место, где челюсти нанесли ранку. Но что делать, если добыча неподвижна, скрючилась, будто неживая? Среди муравьев замешательство. Они наперебой щупают гусеницу усиками и как бы находятся в величайшем недоумении: "Что делать?"

В Уссурийском крае живет очень мирный зверек - енотовидная собака. Если на него нападают волки, он ложится на спину и замирает. Волки, обнюхав енотовидную собаку, оставляют ее в покое. Добыча должна убегать, сопротивляться. В неподвижной добыче есть что-то необыкновенное, непривычное. Может быть, даже страшное. У рыжего муравья, отъявленного хищника, тоже, оказывается, обычаи, сходные с волчьими.

Зеленой гусенице надоело лежать неподвижно. Сперва она сделала робкое движение, потом расправилась и поползла. Это и погубило ее. На гусеницу моментально набросились охотники. Острые челюсти впились в голое тело. От боли гусеница стала биться, сбрасывая с себя преследователей. Но где ей справиться с такой оравой. Проходит несколько минут, гусеница побеждена, умерщвлена, и вот ее дружно поволокли к одному из входов.

По веточке березы не спеша, с листика на листик, перебирается другая, светлая с красными пятнами, гусеница бабочки-медведицы. Тело ее покрыто пучками жестких густых волос. Как к ней отнесутся муравьи?

Волосатая гусеница очень пуглива и долго не развертывается. Как всегда, ее внимательно и долго ощупывают. Наконец, и волосатая гусеница решила расправить свое тело. Осторожно высунула голову, вытянулась и сперва робко, потом решительней сделала несколько шагов. Ну, берегись, сейчас тебе несдобровать!


Все смелее и смелее, энергичными бросками ползет гусеница вниз по склону муравейника. За ней гонятся муравьи, но никто не решается схватить ее. Как подобраться к добыче, когда челюсти натыкаются на острые и жесткие волоски. Пусть уж лучше убирается поскорее.

Не нужна такая добыча.

Паук - притворяшка. На муравейник случайно забежал небольшой тарантульчик. Не повезло паучку. На него сразу наскочили муравьи. Один, другой, третий...

Убегать, скорее убегать! Но как, когда вокруг столько неприятелей? И тарантульчик не побежал: этим только раздразнишь преследователей. Он скрючил ноги и притворился мертвым.

Долго, напряженно щупают муравьи странного пришельца, так долго, что у меня ноют от усталости ноги: нелегко более получаса высидеть на корточках.

В толпе, плотно обступившей тарантульчика, два муравья размахивают задними ногами. Жест этот знаком. Так делается, когда муравей очень поглощен какой-либо добычей, и его челюсти, усики, передние ноги заняты. Жест означает приглашение присоединиться.

Муравьи решают трудную задачу: почему добыча жива, а не сопротивляется и лежит полумертвая? Может быть, в этом скрыто что-нибудь особенное?

Наконец, появляется опытный муравей. Ему знакомо притворство паучка. Он, подогнув кпереди брюшко, деловито выпрыскивает капельку смертоносной муравьиной кислоты в рот пауку. Пример подан. Один за другим муравьи брызжут кислотой. Вскоре тарантульчик мертв, и его волокут на съедение. Теперь с ним могут справиться несколько носильщиков. Остальным делать нечего, толпа муравьев рассеивается.

Дождевые черви. В лесном черноземе много дождевых червей. Когда выпадают дожди, черви выходят ночью на поверхность земли, начинают странствовать и часто становятся добычей муравьев.

Случайно они проникают и в муравейники. Такому несовершенному животному, со слаборазвитыми органами чувств не распознать жилище рыжего разбойника и вовремя не угадать опасность. На дождевого червя, забравшегося в муравейник, моментально набрасываются муравьи. Несколько укусов, несколько капель кислоты, и червь мертв, а через полчаса растащен на кусочки.

Разрывая муравейник, нередко встречаешь червей, копошащихся в земляном валу. Бывает и так: муравьи убьют дождевого червя в кольцевом валу и, разорвав на кусочки, вытаскивают наверх, чтобы по конусу перенести в главные входы.

Кругляшок. Один добытчик тащит в муравейник что-то белое, аккуратное и круглое. С какой неохотой он расстается с ношей, как вцепился в нее челюстями, какого труда мне стоит отнять ее и с какой растерянностью мечется носильщик, оказавшись без ноши, которую, возможно, нес целый день из далекого охотничьего похода.


Кругляшок оказывается коконом маленького лесного тарантула. Он немного незакончен, с одного края оболочка недоплетена, и сквозь редкую ткань проглядывают лимонножелтые яички. Муравей-охотник, наверное, напал на паучка, когда тот был занят самым ответственным делом - изготовлением кокона, воспользовался его беспомощностью и отнял детище. Где-то в лесу тоскует по своему кокону обездоленная паучиха.

Лежачего не бьют. В последние теплые осенние дни, когда лес сверкает опадающими желтыми листьями и светлеет с каждым часом, летают нарядные и блестящие божьи коровки, разыскивая место на зиму. Случайно коровки садятся и на муравейники.

Вот маленькая, ярко-красная, с двумя черными точками коровка, быстро перебирая ногами, ползет на конус муравейника. Ей обязательно нужно забраться повыше, безразлично куда, лишь бы можно было с высоты начать свой полет. Она, конечно, не подозревает, насколько опасен ее путь.

Вот самое оживленное место. Один за другим муравьи хватают коровку. Но она замирает и прячет под себя коротенькие черные ножки. Челюсти муравьев скользят по гладкому и выпуклому панцирю и не в силах причинить вреда. У кого хватит терпения попусту тратить силы? Почувствовав свободу, коровка вновь бежит кверху, и снова ее останавливают.

Долгий путь коровки, хотя и с частыми остановками, но продолжается. Ее спасет ловкое притворство - ведь лежачего не бьют. Наконец, на пути длинная хвоинка кедра. Она торчит свободным концом над муравейником. Вот и кончик иглы, дальше ползти некуда. Слегка приподнимаются красные надкрылья, из- под них показывается пара прозрачных крыльев, они трепещут. Коровка взлетает и, сверкнув лакированным одеянием, скрывается среди желтых берез. Удалось вырваться из страшного окружения!


Златка. Пока я сидел возле большого муравейника, раздалось громкое гудение, и на самый конус, в самую гущу муравьев, шлепнулась большая черная сосновая златка. На нее сразу набросилась орава охотников. Но сильную златку нелегко взять. Сопротивляясь, она поволокла за собой целую кучу муравьев. Если бы эта встреча произошла вдали от муравейника, ничего бы не сделали златке муравьи, а здесь вон сколько сбежалось ретивых охотников! Но среди муравьев, суетящихся вокруг златки, не все были настоящими охотниками. Многие подбегали лишь взглянуть и, удовлетворив любопытство, отправлялись по своим делам. Нападающие разделились на две группы. Одни пытались отравить добычу" Другие удержать на месте. Почти на каждой ноге златки угнездилось по паре муравьев, в задние ноги жука уцепилась целая цепочка муравьев, и каждый тянул друг за друга.

В борьбе со златкой не было той несуразности, которую часто видишь при переносе муравьями какой-либо тяжести. Тут все шло как нельзя лучше. Златка стремилась вперед, а ее дружно тянули назад.

Постепенно клубок муравьев вместе со златкой и множеством приставших к нему соринок скатился с муравейника. Вскоре и златка перестала сопротивляться, скрючила ноги, перевернулась на спину и замерла.

Но на этом еще не было все закончено. Златка обладает отличнейшей и тяжелой броней. Как с ней справятся муравьи? Немало им еще придется потрудиться.

Непригодно к употреблению! Ярко-красный с черно-синей спинкой жук-листогрыз не спеша заполз на муравейник. Его сразу заметили и обступили со всех сторон. Листогрыз несъедобен. Поэтому он так и ярок. Но сколько вокруг жука любопытствующих! Всем хочется с ним познакомиться.

Два часа продолжается истязание бедного листогрыза. Но жук совершенно невредим, никто на него даже не брызнул кислотой, не оторвал усика или лапки. Дичь не стоит .заряда. Но осмотреть ее, ощупать со всех сторон, принюхаться - разве можно от этого отказаться. Незаметно, шаг за шагом листогрыз все же выбирается из плена и, очутившись на краю гнезда, пускается наутек во всю прыть.

Между роскошных трав и цветов тувинских степей реют медлительные сине-фиолетовые с яркими пунцовыми пятнами бабочки-пестрянки. Элегантная и заметная внешность пестрянок предупреждает всех возможных врагов о несъедобности. Не подбросить ли пестрянку в муравейник? Пусть будет новое развлечение!

Появление красивой бабочки на муравейнике вызывает всеобщее внимание. Со всех сторон сбежались к бабочке муравьи, плотно ее окружили. Как они стали ее теребить, как безжалостно тискать и мять красивый костюм. Бабочка не выдерживает бесцеремонного обращения, пытается взлететь, трепещет крыльями, и это губит ее. Муравьи не терпят сопротивления и сразу же посылают несколько порций кислоты.

Через час ничего не осталось от яркого костюма пестрянки, так он измят и залит кислотою. Но между муравьями из-за бабочки раздор. Кто пытается ее тащить ко входу, а кто противится. Один раз бабочку совсем уволокли прочь в траву. Но нашлись любопытствующие и перенесли ее опять на муравейник и потом затолкали во вход. Что там они с ней будут делать, такой ядовитой?

Малина. Обрастет со всех сторон муравейник растениями, и начнется среди них борьба за воду, свет, влагу и питательные вещества. В этой борьбе одно из растений выйдет победителем. Вот почему встречаются муравейники, окруженные только_одним пыреем, пастушьей сумкой, таволгой, шиповником, аконитом или еще чем-нибудь.

Мы нашли муравейник весь в малине. Буйная поросль лишила жилище муравьев света. Но муравейник смог извлечь пользу из этого плена. На кустах малины не было ягод, виднелась лишь одна долька от ягодки, над которой трудился муравей. Неужели муравьи-хищники оказались и вегетарианцами - научились есть малину?

Проверить предположение не трудно. Пару крупных ягод с других кустов кладу на конус. Около приношения собираются муравьи. Они ловко отделяют дольки и волокут их в подземные ходы. Через полчаса от ягод ничего не остается. В обычной обстановке муравьи так умело ни за что бы не смогли разделать добычу. А у муравейника с малиной, несомненно, в этом деле имелся богатый опыт.

Экономия яда. Около муравейника назойливо крутится большая красноголовая муха-саркофага. Присядет на травинку, потрет одну о другую передние ноги и снова взовьется в воздух. Вот она присела на мое колено. Ловкий щелчок, и она, слегка оглушенная, падает на муравейник. Мгновенно на нее нападает кучка муравьев, хватают за крылья и за ноги. Муха пытается вырваться, но струйки яда летят со всех сторон ка ее голову. Не проходит и минуты, как муха мертва. Если бы не яд, сильная муха вырвалась бы из окружения.

По веточке березы спокойно вышагивает маленькая, не более сантиметра, гусеница пяденицы. Осторожно я беру ее пинцетом и кладу на муравейник. Первый же встречный муравей впивается в гусеницу челюстями и тащит ко входу. Гусеница извивается от боли, сопротивляясь, цепляется за палочки ногами. Муравью-охотнику не оторвать добычу от опоры, но у него моментально находятся помощники. Добыча переходит от одного к другому. Но ни один муравей не брызнул кислотой на добычу: на мелочь не стоит тратить заряда. Принцип экономии в охоте очень важен, и он строго соблюдается. Кроме того, вероятно, и добыча, отравленная ядом, не столь привлекательна. Ведь нужно время, чтобы яд окончательно испарился.

Настойчивые охотники. Большой зеленый лесной клоп сидит на травинке, греется на солнышке. Осторожно переношу его на муравейник. Что, будет? На клопа моментальное нападение. Ну, пропал клопишко!

Но через несколько секунд атакующие поспешно разбегаются. Клоп выделил вонючую жидкость, всеми оставлен, вокруг него чистое место. Хищники толпятся на почтительном расстоянии.

Теперь клопу нечего бояться. Не спеша он переворачивается со спины на ноги и степенно, как бы сознавая свою недосягаемость, ползет вниз. На его пути все расступаются.

Но по мере того, как улетучивается вонючая клопиная жидкость, кольцо муравьев вокруг клопа суживается, а некоторые из охотников, набравшись храбрости, подскакивают поближе. И хотя эти подскоки молниеносны, можно уловить, как каждый атакующий пускает струйку кислоты. Одна, две, три струйки кислоты... Клоп уже не шествует важно, его ноги лихорадочно вздрагивают, движения становятся беспорядочными, усики дрожат. Еще несколько выстрелов кислотой, клоп побежден, упал на бок и скрючился.


Теперь муравьи еще ближе придвинулись к клопу! То и дело из толпы выскакивают смельчаки. Схватят за усик, за ногу, потянут, но бросят: не могут тащить такую вонючую добычу. Пусть полежит и выветрится.

Комары. В этом березовом лесу около низины много комаров, и нам достается от их укусов. Когда светит солнце, комары сидят в траве, в тенистых уголках, но достаточно немного пройтись по лесу, как тучи кровопийц налетают со всех сторон.

В пасмурную погоду комары летают над нами беспрестанно, а вечером и рано утром в "комариные часы" воздух прямо звенит от множества крыльев.

Случайно комары садятся и на муравейник, но здесь им не приходится отдыхать: муравьи бросаются на комаров, и они поспешно улетают прочь. Удается ли муравьям ловить комаров? Нет. Комары достаточно чутки, чтобы попасться, и атаки рыжего охотника напрасны.

Но нередко можно наблюдать, как муравьи несут пришлепнутых комаров. И вот тут обнаруживается интересное явление. На убитых комаров муравьи со злобой набрасываются, хватают челюстями, отнимают друг у друга, а иногда и разрывают на куски.

Чем это объяснить? Вон сколько муравьев возвращается с разнообразнейшими трофеями, и ни один из них не привлекает такого внимания. Уж не потому ли терзают муравьи комара, что всегда терпят неудачу, нападая на это насекомое? Комаров много, а добыть их нелегко! Это объяснение антропоморфично*, но, как хотите, другого не сыщешь.

* (Антропоморфизм - перенесение присущих человеку психических свойств на явления природы, животных, предметы.)

Война со слепнями. В лесу много слепней. Я ловлю их и бросаю на муравейник. Муравьи набрасываются на добычу, растягивают за крылья и ноги. На каждой ноге повисает целая гирлянда охотников, крепко схватившихся друг за друга.


Потом подбегают "брызгальщики" и, выпалив заряд кислоты, спешат по своим делам, показывая всем своим видом, что остальное их не касается.

Иногда слепень, подброшенный в муравейник, успевает вырваться и, громко жужжа, улетает, унося нескольких смельчаков. А муравьи на месте неудачного нападения продолжают держать друг друга, напрягаясь изо всех сил и упираясь ногами. Достается тому, кого тянут в разные стороны сразу несколько таких глупцов. Постепенно незадачливые охотники разжимают челюсти и расходятся в стороны. Но иногда находятся упрямцы, ни за что не желающие исправить ошибку. Они продолжают тянуть своих собратьев за ноги. Вокруг появляются любопытные. Как всегда, они долго и внимательно ощупывают противников усиками.

Особенно скверно, когда в пылу сражения кислота случайно попала на своих же. К облитым ядом муравьям относятся, как к врагам. Проходит немало времени, пока кислота испарится, а единомышленник будет опознан.

Впрочем, несмотря ни на что, остаются-таки один-два упрямца. Они волокут невинного, хотя никто из встречных не желает ввязываться в это несправедливое дело.

Жестокий обычай. Вокруг муравейника прекрасные охотничьи угодья, много добычи, но погиб житель муравейника, и его съедают. Среди разнообразной снеди, которую так старательно тащат муравьи в жилище, и погибшие товарищи.

Вы можете возразить: наверное, это - муравьи-неприятели. Ведь нередко соседние муравейники отчаянно враждуют. Но муравьев с трупами можно видеть и возле муравейников, вблизи которых нет других гнезд, и в колониальных муравейниках, где все жители настроены миролюбиво. Если муравьи обнаружили умирающего собрата, они непременно утащат его на растерзание в муравейник.

Умирающий муравей не отдается спокойно во власть своих жестоких сожителей, а всеми силами до самой последней минуты сопротивляется.

Разглядывая в лупу муравьев, я заметил такого несчастного. Его усики были недвижимы, голова подогнулась к груди, будто притянутая конзульсией, передние ноги парализованы. Но средние и задние ноги вздрагивали, и острые коготки цеплялись за все окружающее. Около умирающего собрались муравьи. Особенно настойчиво крутится один. Он хватал гибнущего то за один, то за другой усик и, упираясь изо всех сил ногами, тянул ношу к входу. Сил у муравья-носильщика явно не хватало, острые коготки умирающего крепко цеплялись за едва прикрытую палочками корневую лапу сосны. Муравей-носильщик суетился, отползал в сторону, подзывая помощников. Они подбегали, но едва обратив внимание на умирающего, шли своим путем, будто был недосуг. Другие внимательно его ощупывали усиками, но тоже отправлялись дальше. Третьи пытались тащить каждый по-своему: за усик, за челюсти, но ничего не получалось.


Пора бы, казалось, оставить в покое беднягу, но упрямство и настойчивость зазывалы были неистощимы, и нашелся ловкий муравей. Схватил умирающего за задние ноги, поволок к муравейнику. Правда, успех был недолгим. Снова ноги зацепились коготками за корень сосны, и опять задержка. Зазывала отстал, рассеялись любопытные. Но муравей не бросил своей сопротивляющейся ноши. Он забегал вокруг, схватил за одну ногу, другую, третью - не помогло, и сам стал зазывалой.

И опять нашелся умелец. Подбежал, примерился, схватил челюстями за талию, поднял ношу вверх ногами и потащил теперь уже без помех.

В большом муравьином обществе царит закон строжайшей экономии: ничто, пригодное для питания, не должно пропадать.

Раненый. Муравей волочит раненого товарища У пострадавшего одна нога оторвана, другая скрючена, парализована ядом. Неподвижны и усики. Где-то муравей вступил в неравный бой, и вот теперь кончены дни его жизни.

На муравейнике носильщика окружают. С каким любопытством они ощупывают раненого, как трудно из-за этого пробираться носильщику сквозь толпу зевак. Путь до ближайшего входа тянется долго. Да и там, внутри муравейника, где раненый будет съеден, путь, по-видимому, тоже не будет коротким.

А вокруг кипит жизнь: пробудившиеся после ночной прохлады муравьи переносят в верхние камеры белых куколок, в лесу неумолчно поют птицы, раскрываются цветы и по синему небу плывут спокойные белые облака.

Дорожное происшествие. В березовых лесах Бийской степи как-то выдалось особенно дождливое лето, и травы выросли высокие и ароматные. Из-за них трудно было найти муравейники.

Тогда и пришла простая догадка: искать муравейники по дорожкам к тлям на белых стволах берез. Вблизи таких деревьев должны найтись и жилища муравьев.

Таким способом мы нашли муравейник совсем рядом с биваком, и скоро от палатки по густой траве протоптали к нему тропинку. А когда вокруг муравейника срезали траву, чтобы легче было вести за ним наблюдение, и солнце обогрело его, на поверхность конуса вышли чуть ли не все жители муравейника. Но как они возбуждены! Целыми толпами накинулись на ноги. Разве высидишь спокойно у такого муравейника!

Через несколько дней в одном месте тропинки, проложенной нами к муравейнику, собралось много муравьев. Было их несколько тысяч. Почему сюда их столько сбежалось?


От муравейника к березам с тлями в густой траве шла торная дорога. Ее пересекала наша тропинка. На скрещении муравьиной и нашей дорог оказались пострадавшие, раздавленные муравьи. Толпа муравьев в недоумении ползала около погибающих товарищей.

Пришлось нам установить строгие правила "тропиночного" движения и соблюдать особую осторожность на перекрестке.

"Мертвая зона". Когда- то, быть может, несколько тысячелетий тому назад здесь были голые пески, и ветер, гуляя по дюнам, рисовал на их поверхности тончайший узор ряби. Потом климат изменился, стало влажнее, и песками завладел лес. Вот только на одной, почти круглой площади около двух километров в диаметре, не выросли деревья, и она, окаймленная синей полоской темного бора, осталась пустой. Пески покрылись зелеными травами, низкими и редкими, да в ложбинках появились коренастые сосенки.

После темного густого бора на полянке чудится степное раздолье. Нет здесь ни комаров, ни слепней, нет и человека. Кажется никому не нужной эта большая поляна. Но и здесь жизнь идет своими путями, и поверхность почвы пестрит от множества светлых пятнышек. Кое-где пятнышки похожи на крошечную модель вулкана. Маленькие кратеры будто необитаемы, но стоит посидеть, не шевелясь, как в отверстии появляются несколько пар шустрых усиков, за ними блестящие черные головки и, наконец, сами небольшие, юркие, черные, блестящие формики-пицеа. Теперь уже не трудно заметить, что большинство из них занято строительством подземных галерей: в челюстях они выносят на поверхность песчинки. Некоторые бродят среди скудной растительности в поисках пищи.

Блестящих формик здесь много. Вся большая поляна занята фактически одной громадной колонией из многих миллионов гнезд.

Каким-то чудом сюда попал прекрасный степной астрагал и крупными фиолетовыми цветами разукрасил унылую мертвую поляну.


Около астрагала я вижу кучку рыжих муравьев. Они ведут себя как-то странно, топчутся на одном месте и, завидев меня, рассыпаются во все стороны. Я терпеливо жду.

Напуганные рыжие муравьи успокоились и снова собираются в кучку. Я приглядываюсь и начинаю понимать происходящее. Тут, оказывается, происходит планомерное истребление блестящих формик. Рыжие охотники осадили норки. Иногда кто-нибудь из хищников заползает вниз, но вскоре выскакивает обратно. Видимо, проникать в чужое помещение небезопасно.

Жители осажденного муравейника боятся показываться наружу. Охота за ними идет долгая, упорная, настойчивая. А вот и результат: рыжий смельчак выхватил из входа блестящего формика, завладел им и спешит с трофеем домой. Я долго слежу за удачливым охотником, пока не набредаю на торную тропку, которая и приводит к муравейнику. Вот он, лесной житель, попавший на эту пустынную поляну.

Рыжему муравью несладко здесь живется. Муравейник промышляет охотой на блестящих формик. Вокруг на значительном расстоянии угодия опустели, не видно светлых песчаных курганчиков. С каждым годом все дальше и дальше приходится ходить на охоту рыжим хищникам.

Своя добыча. На южном склоне Курхайского хребта все поросло высокими травами и кустарничками, а на северной холодной стороне - лиственничная тайга, и красные стволы леса утопают в мягком мху. С южного теплого склона видна широкая зеленая равнина со стадами яков, за нею причудливые изгибы молочно-белой реки Чуй, а еще дальше - покрытые снегом каменистые горы. Там, наверное, нет жизни, нет и муравьев. А здесь - вон сколько их! Но я не могу найти их гнезда, хотя и знаю - оно где-то в траве, поблизости. Лучше всего последить за каким-нибудь удачливым охотником. Вот он, счастливец, волочит вниз по склону за ногу маленькую жужелицу. Где-то в том направлении и должен быть муравейник. К удачливому охотнику все время привязываются те, у которых пусто в челюстях. Каждому хочется потащить добычу вместе или даже отнять ее. Отчего так ведут себя муравьи? Ведь добыча все равно будет снесена в гнездо. Быть может, удачливого охотника в муравейнике угощают вкусной отрыжкой?


Вот к охотнику прицепились два вымогателя. Сколько надо сил, ловкости, чтобы избавиться от них. И так все время на долгом пути.

Один муравей и не собирается отнимать трофей у охотника. Он желает только бежать рядом и держаться хотя бы за самый кончик лапки мертвой жужелицы. Но упрямец не терпит даже такого посягательства. Он обязательно должен нести добычу сам, один и добивается этого.

Вскоре я вижу муравейник, оживленно снующих на его конусе муравьев и охотника, затаскивающего во вход свою собственную добычу.

Чехлоноска. Ночью было холодно, шелестел о листья дождь, и муравьи не работали. Ель, по стволу которой тянулась муравьиная дорога, опустела. Только высоко на ветвях, в колониях тлей, остались одинокие караульщики. На ствол ели ночью и заползла шиповатая чехлоноска. Откуда было ей знать, что тут муравьиная дорога!

К утру дождь кончился. Из-за туч глянуло солнце. Потеплело. От муравейника на ель потянулась процессия муравьев, и чехлоноска оказалась в окружении рыжих хищников. Пришлось ей спрятаться поглубже в чехлик и затаиться.


Пробегающие мимо муравьи чувствуют среди искусно налепленных друг на друге палочек чехлика добычу. Но домик гусенички крепок, и как бы ни была велика настойчивость охотников, они не в силах его разрушить.

Весь день муравьи не давали покоя чехлоноске. Хорошо, что снова наступила холодная ночь. На следующее утро чехлоноски уже не было на старом месте.

Муравьи-толстячки. Ранней весной прозрачный березовый лес все еще в пятнах снега. Кое-где мелькают крапивницы, по сухой желтой траве носятся пауки, пробегают маленькие жужелицы-платисмы. Там, где земля освободилась от снега, давно проснулись муравьи и греются на солнце. На солнечной стороне муравейника проделано множество ходов.

Зачем так много дверей открыли жители большого дома?

Муравьи сгрудились, вяло шевелят ногами, изредка взмахивают усиками. Но тысячи глаз зорко следят за склонившимся над муравейником человеком, и вот уже кое-кто занял боевую позу. Неосторожное движение, неловкое прикосновение к муравейнику - и все приходят в волнение. Большинство муравьев прячется в жилище, а те, что остались наверху, выбрызгивают тоненькие струйки муравьиной кислоты. Не поэтому ли сделано так много отверстий, чтобы в случае опасности скрыться поскорее в подземные ходы? Тем более сейчас, весной, в прохладе, муравьи беззащитны, и что стоит какой-нибудь прожорливой птице насытиться из такой плотной кучки.

Теплеет. Солнце пригревает сильнее, и плотная кучка муравьев постепенно расползается. Остаются лишь те, у кого раздувшееся брюшко. Они держатся кучками в самых теплых местах. Что за муравьи?

Возьмем несколько таких теплолюбов. Муравьи слабо защищаются, они без кислоты и ничем не пахнут в отличие от своих товарищей. Если под сильной лупой вскрыть такого муравья, то оказывается, что его брюшко набито капельками жира.

Для чего нужны муравьи-толстячки, к тому же такие малоподвижные и ленивые? Конечно, неспроста! За зиму они мало израсходовали свои запасы, почти не похудели. Сейчас бескормица, и так нужна еда. У муравьев-толстячков запасные питательные вещества переходят обратно в зоб, а из зоба уже достанется всем понемножку, по маленькой капельке. Особенно нужна такая пища личинкам. Ведь как только начинает греть солнце, происходит расплод потомства.

Почему же у муравьев-толстячков нет кислоты? Кислота вырабатывается особыми железками, расположенными в брюшке. Толстячкам не до кислоты: от пищевых запасов брюшко до предела растянуто. Пусть кислотой запасаются муравьи-защитники. Это их дело.

Неумеренный аппетит. Муравьи отчаянные сладкоежки. Они жадно собирают сладкие выделения тлей. Интересно, как будут муравьи относиться к сахару? Нельзя ли их подкармливать сахаром в тяжелое время жизни, допустим, когда мы переселяем муравейники для защиты леса от вредных насекомых?

На купол муравейника высыпаю кучку сахара. Сейчас же собираются любопытные. Один муравей схватил сахаринку челюстями, поднял ее кверху и бросил на землю. Наверное, наш подарок пришелся не по вкусу. Другой поволок крупинку сахара с муравейника. Неужели сахар не понравился? Сейчас разбросают его во все стороны.

Но... один муравей прижался к сахаринке. В лупу я вижу, как он лижет ее и очень поглощен этим занятием. Ему начинают подражать другие. Какое чудесное угощение! И уже не видно сахара, так много около него скопилось муравьев: один на другого полезли, в несколько этажей.

Долго муравьи сосали сахар.

И все же не во всех муравейниках понимали толк в сухом сахаре. Пришлось давать сахарный сироп. От него никто не отказывался.

Вымогательство. На краю муравейника собралась кучка муравьев головами вместе, брюшком в стороны. За плотно прижатыми друг к другу телами не различить, что творится. Но вот толпа немного редеет, и тогда в ее середине виден небольшой муравей. Все наперебой щупают его, один держит за ногу, другой схватил за усик - просят отрыжки, поочередно подставляя челюсти ко рту муравья. Маленькому муравью надоели просители. Дал крохотную капельку одному, другому, третьему. А потом, подскакивая, стал отвешивать тумаки назойливым просителям.

Но попрошайки не унимаются. Чем-то очень вкусны отрыжки маленького муравья. Быть может, в них содержится особенный элексир или какие-то важные для организма ферменты или витамины. Ведь недавно открыли, например, что один вид муравьев добывает особое вещество, усиливающее рост организма и повышающее все его жизненные процессы.


Большой муравей сильно потянул маленького за усик.

- Возьми, каналья, отвяжись! - отвечает ему маленький отрыжкой.

Другой большой муравей, настоящий вымогатель, стал грызть малышу затылок. И этому достается подачка. Но, наконец, кончилось терпенье маленького владельца вкусных отрыжек. Забастовал. Перестал отдавать добро. В это время тот, что держал маленького муравья за ногу, улучил момент, вытянул его из назойливой компании лакомок и поволок внутрь муравейника. Наверное, там есть кто-то, кому больше других нужна вкусная отрыжка.

Чего же наелся маленький муравей, где он взял необычную еду, почему отказывался делиться с окружающими? Как все это. узнать?

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://insectalib.ru/ "InsectaLib.ru: Насекомые - библиотека по энтомологии"