НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 6. В церемонном мире птиц

На проблемы, изучаемые биологом, и на самое его мышление определенно влияет то, какие объекты избраны им для изучения. Блестящие теории Лоренца и Тинбергена были созданы в большой степени благодаря тому, что всем животным эти исследователи предпочли птиц. У пернатых все черты поведения по сравнению с млекопитающими резко подчеркнуты, даже шаржированы. Достаточно вспомнить поразительные свадебные обряды птиц - все эти крики, исступленные движения, бешеные пляски, "экстатические" позы (рис. 45). Особенно поражают эти парады тех, кто знаком с нравами млекопитающих, словно избравших себе девиз: без лишних церемоний - к делу! Рассмотрим же несколько примеров сложных обрядов у птиц, ведь суровые нравы млекопитающих дают для этого совсем мало материала.

Рис. 45. Брачные церемонии у чаек и олуш. 1 и 2 - чайки; они то поднимают клюв к небу, то опускают его к земле; 3 - наклоны головы то вправо, то влево; 4 - позы, выражающие испуг (слева) и угрозу (справа) у олуш (по Тинбергену)
Рис. 45. Брачные церемонии у чаек и олуш. 1 и 2 - чайки; они то поднимают клюв к небу, то опускают его к земле; 3 - наклоны головы то вправо, то влево; 4 - позы, выражающие испуг (слева) и угрозу (справа) у олуш (по Тинбергену)

"Целуются" ли птицы?

В это легко поверить, видя, как они прижимаются щекой к щеке, как клювом поглаживают друг другу шею. Армстронг прямо говорит о поцелуях у чомг, кайр, чистиков, цапель и многих других... Нежно трется самец пуффин клювом о клюв своей самки; они прижимаются друг к другу грудью, быстро кивают головами и, наконец, склоняются друг перед другом в глубоком поклоне.

"Влюбленный" грач надолго задерживает в своем клюве клюв подруги, а северная олуша, самая обыкновенная морская птица, очень любит глубокие поклоны; при этом она склоняет голову до лап, широко простирает крылья и поднимает хвост; эти реверансы обычно предназначаются самке, но, если самки нет, олуша исполняет весь парад соло, повторяя его по сто раз кряду на скале.

Брачное подношение (рис. 46). Когда самец крачки готовится найти себе пару, он ловит рыбу и подносит ее самке, которая берет подарок в клюв, но не съедает его; многие орнитологи полагают, что так происходит обряд взаимного признания супругов: действительно, прежде чем поднести рыбу, самец заглядывает многим самкам "в лицо". Иногда некоторые преисполненные добродетели самки возвращают подношение, но самец недолго печалится и спешит отдать рыбу другой. Бывает, что самец и самка держат рыбу за два конца, но не едят ее. Лишь много позже, когда самка уже выкармливает птенцов, подношение утратит свой символический характер и рыба будет действительно поедаться. Но до этого влюбленные самки часто назойливо выпрашивают пищу, которую не собираются съесть.

Рис. 46. Церемониал преподнесения соломинки или веточки у птиц подсемейства Estrildinae (Африка и Тихий океан). 1-4 у Estrilda, Lagonosticta и Euodice; следует обратить внимание на различное положение лапок в трех позах (1-3); 5-7 - то же подношение у Amandava amandava (5 - самец с взъерошенными перьями подносит веточку самке; 6 и 7 - самка подносит веточку самцу); 8 и 9 - такой же церемониал у Lagonosticta caerulescens: птицы обоих полов подносят друг другу веточку
Рис. 46. Церемониал преподнесения соломинки или веточки у птиц подсемейства Estrildinae (Африка и Тихий океан). 1-4 у Estrilda, Lagonosticta и Euodice; следует обратить внимание на различное положение лапок в трех позах (1-3); 5-7 - то же подношение у Amandava amandava (5 - самец с взъерошенными перьями подносит веточку самке; 6 и 7 - самка подносит веточку самцу); 8 и 9 - такой же церемониал у Lagonosticta caerulescens: птицы обоих полов подносят друг другу веточку" причем тот, кому делается подношение, довольно низко кланяется (9) (по Кункелю)

Рис. 47. Самка чайки (справа) выпрашивает пищу у самца. При этом самки обычно принимают позу, свойственную птенцам, требующим пищу у родителей (по Тинбергену)
Рис. 47. Самка чайки (справа) выпрашивает пищу у самца. При этом самки обычно принимают позу, свойственную птенцам, требующим пищу у родителей (по Тинбергену)

Во многих случаях символическое подношение самца сопровождается тем же криком, какой он издает, принося корм птенцам; здесь этот крик предназначен для самки. У чаек самка требует пищи иногда сразу же после еды (рис. 47), едва вернувшись к самцу из полета, хотя в полете она была занята рыбной ловлей, тогда как самец, не отлучаясь, охранял территорию и, конечно, не мог добыть рыбы. У обыкновенной чайки, как установили Нобль и Вурм, не подношение, а именно выпрашивание еды составляет обязательный элемент брачной церемонии.

То же доказал Мэсон, сыгравший с одним коростелем злую шутку. Он подсунул птице чучело самки. После неудачных попыток спариться с этим чучелом коростель улетел и через минуту вернулся с гусеницей, которую поднес чучелу. Встречаются и более практичные самцы: подарок они приносят, но не отдают его самке, пока та не согласится исполнить их желания; а уж после этого самка самым беззастенчивым образом выпрашивает награду, причем бьет крыльями, как птенец.

Подношение камня. У птиц некоторых пород яйца насиживают и самка, и самец. Здесь существуют церемонии, специально предназначенные для того, чтобы убедить супруга, сидящего на яйцах, уступить место другому.

Рис. 48. Церемониал смены родителей, насиживающих яйца, на гнезде у длиннохвостых пингвинов Pygoscelis (по Робертсу)
Рис. 48. Церемониал смены родителей, насиживающих яйца, на гнезде у длиннохвостых пингвинов Pygoscelis (по Робертсу)

Самка кроншнепа тихо зовет супруга, тот прибегает, готовый сменить ее в гнезде, но не так просто это делается! Первым делом самец приподнимается, хватает какой-нибудь камешек и с глубоким поклоном подносит его своей подруге; та должна принять подарок клювом, и пока она этого не сделает, самец будет отбивать поклоны. У других птиц подношение камня встречается в брачных церемониях. Самец Sala dactylatra хватает клювом камешек и кладет его перед самкой; та клювом же перекладывает подарок чуть дальше - так может продолжаться и час, и два.

Северные олуши подносят друг другу обрывки водорослей. У американской свиристели (Вombycilla сеdrоrum) самец, сидя на ветке, подает самке блестящую ягодку, которую она возвращает ему много раз подряд. А у цапель предметом подношения служит, как мы увидим, палка.

Массовые танцы. До сих пор речь шла только об отдельных супружеских парах, Но у многих птиц брачные игры носят групповой характер, охватывая огромное число участников, и разыгрываются из года в год на одних и тех же участках с четко очерченными границами. Такую площадку для танцев птицы храбро защищают от посягательств соперников и содержат в чистоте. Они в таком множестве и так часто собираются здесь, что совершенно вытаптывают траву, так что почва оголяется. В Голландии такие сборища устраивают турухтаны, которые утрамбовывают себе в лугах много круглых токовых площадок, каждая сантиметров шестьдесят в диаметре. Эти голые плешины среди цветущих лугов выглядят очень характерно. По словам Армстронга, турухтаны так привязаны к своим площадкам, что не покидают их и после того, как через них проложат проезжую дорогу. Подобная верность токовищу встречается часто. Один старый вождь даяков, сообщает Биб, показал ему площадку, на которой с незапамятных времен устраивают свои танцы аргусы (Argusianus argus). Всегда на одном и том же дереве происходят брачные игры райских птиц. Гросс описал печальную историю одной популяции глухарей, которая постепенно угасала, так что в конце концов последний в роде остался один-одинешенек на большой территории; он каждый год прилетал на площадку своих предков, освященную обычаем тех счастливых времен, когда она наполнялась шумом птичьих крыльев. Но до самой смерти старой птицы никто не прилетел разделить ее одиночество...

Сами танцы бывают невероятно странными. Армстронг подробно рассказывает о танцах турухтанов (рис. 49). Считалось, что эти птицы устраивают настоящие бои и их танцы - это военные пляски, но, по-видимому, это лишь комедия сражения, позволяющая им демонстрировать особенности оперения и поведения, служащие раздражителями для самок. Самцы бросаются друг к другу, затем внезапно останавливаются на согнутых ногах, с низко опущенной головой, со взъерошенными перьями. Спустя несколько секунд птица как бы пробуждается, устремляется в другом направлении или, наоборот, тихо опускается на землю, будто, теряя силы. Время от времени турухтаны подпрыгивают или кружатся один вокруг другого. В момент предельного возбуждения все эти самцы, которые набрасываются друг на друга, а затем внезапно останавливаются как вкопанные и подпрыгивают, ероша перья, с поднятыми воротниками, представляют неправдоподобное, феерическое зрелище. Самки попадают в самую гущу, но, по-видимому, сохраняют полное хладнокровие; каждая подходит к своему избраннику, застывшему в причудливой позе, касается его головы или гладит его перья клювом; это - приглашение.

Рис. 49. Боевые позы турухтана (Philomachus pugnax). 1 - поза доминирования; 2 - при подготовке к бою эта поза следует за 1; 3 - поза самца, находящегося перед самками; 4 - одна из фаз боя; 5 - во время стычки клюв часто касается кончиком земли (по Линдеману)
Рис. 49. Боевые позы турухтана (Philomachus pugnax). 1 - поза доминирования; 2 - при подготовке к бою эта поза следует за 1; 3 - поза самца, находящегося перед самками; 4 - одна из фаз боя; 5 - во время стычки клюв часто касается кончиком земли (по Линдеману)

У американских птиц Centrocercus (родич фазанов) площадка для танцев имеет ширину до двухсот метров, а длину - более шестисот; на ней могут одновременно изощряться в искусстве танца четыре с липшим сотни петухов. Они не подходят друг к другу ближе чем на десять метров, а приближаясь, всегда принимают боевую позицию; нередко возникают драки. Отдельные зоны, по 5 - 6 квадратных метров каждая, предназначены для самок. Достигнув половой зрелости, они держатся каждая в своей зоне, где находятся под охраной нескольких петухов, спаривающихся с ними в соответствии с существующей иерархией.

Весьма интересны описания брачных танцев канадских журавлей, сделанные Нельсоном (1887 год) и Брандтом (1943 год). "Меня очень позабавили, - пишет Нельсон, - штуки, которые выделывали рядом со мной два канадских журавля (Grus canadensis). Тот, что прилетел первым, недолго оставался один, вскоре к нему присоединился, издавая звонкие, отрывистые крики, второй... И обе птицы запели, испуская быстро следовавшие один за другим призывные крики. Вдруг самец - он явился вторым - повернулся к самке и отвесил ей глубокий, почти земной поклон, который завершился быстрым скачком. Еще один пируэт - и, оказавшись лицом к лицу со своей подругой, он изогнулся в еще более глубоком поклоне, свесив вниз крылья. Самка ответила тем же, и тут уже принялись танцевать оба - они то взлетали, то подпрыгивали, а в промежутках церемонно, с комической важностью раскланивались друг с другом. Легко выделывая па какого-то непередаваемо смешного менуэта, то подпрыгивая, то будто скользя, пара иногда на несколько минут останавливалась, не переставая, однако, раскланиваться направо и налево".

Брандт рассказывает, что, когда две птицы начали танцевать, сопровождавшие его мальчики-эскимосы принялись аккомпанировать танцу, стуча по обтянутому кожей каяку. "Они запели "песнь журавлей", сопровождая ее дробью своих импровизированных барабанов. И пока они пели, две большие птицы продолжали танцевать в такт этой дикой, странной музыке. Стоило молодым людям ускорить темп - птицы начинали двигаться быстрее; замедлялась музыка - замедлялся и танец".

Широко распространен круговой танец, исполняемый обычно вокруг какого-нибудь предмета, например дерева, стоящего в центре, причем танцоры, описывая большие круги, несутся друг за другом. Такой танец исполняют индюки. Так же танцуют и шилоклювки. Розовый скворец (Pastor roseus) тоже исполняет круговой танец. При этом он быстрыми шагами движется вокруг самки, стоящей в центре. Крылья и хвост у него подрагивают, перья на горлышке и на хохолке взъерошены, он громко распевает; самка вначале довольно молчалива, но вскоре начинает подпевать самцу и бегать вслед за ним; так они кружат все быстрее и быстрее.

Иногда шесть-восемь серых гусей образуют большой, метров десять в диаметре, круг; один самец танцует в центре, а остальные, правда не всегда, сопровождают его танец приглушенными отрывистыми криками.

По словам Армстронга, некоторые птицы во время брачных игр будто впадают "в экстаз". Американские глухари в таком состоянии не замечают койотов...

Остается добавить, что с незапамятных времен люди знали танцы птиц, любовались ими и подражали им; таково, например, происхождение танца, в котором люди имитируют поступь журавлей; Тезей, вернувшись с Крита, исполнил этот танец вместе с девушками и юношами, спасенными им от Минотавра. Чукчи имитируют в своих танцах турухтанов, австралийцы - эму. Многие танцы, в том числе и европейские, носят на себе печать этого подражания; одна из фигур баварского народного танца "шуплятлер" воспроизводит брачный танец птиц местного вида: танцор перепрыгивает через партнершу, прищелкивая языком и хлопая в ладоши, ударяет рукой оземь, а затем прыжком приближается к даме, широко раскинув или, наоборот, свесив до земли руки.

Как птицы узнают друг друга?

Обычно те особенности внешности и поведения птиц, которые имеют отношение к размножению, легко бросаются в глаза, так что даже человек способен их различать. Иначе обстоит дело с признаками, на которых основано распознавание близких и соседей. Обыкновенные чайки, например, узнают только непосредственных соседей; вороны в небольших колониях, как считает Лоренц, все знакомы друг с другом. Очевидно, это узнавание основано, как и у крачек, на мельчайших деталях, бесспорно достаточно четко выраженных, если утки Anas acuta узнают друг друга, как пишет Хохбаум, на расстоянии трех, а малиновки - на расстоянии более тридцати метров. Из способов узнавания известны только немногие, основанные на отличительных признаках головы, - чуть было не сказал - лица. Лоренц приводит рассказ Хейнрота о лебеде, который напал на супругу, когда голова ее была погружена в воду, и "спохватился" лишь после того, как та подняла голову. Конечно, и особенности голоса играют роль: некоторые птицы (Lepidocolaptes) из отряда воробьиных отличают голос супруга в многоголосом хоре сородичей, слетевшихся на одно дерево.

Очень интересно поведение американской кваквы Nycticorax hoactli, которая отламывает веточку и держит ее в клюве, пощелкивая им и то опуская, то поднимая голову. После этого веточка может быть брошена или присоединена к основанию гнезда. Самец часто опускает клюв почти до уровня своих розовых ног, а затем, поднимая клюв, поднимает одновременно ногу, и так - от восьми до десяти раз в минуту. Европейская кваква ведет себя почти так же, но розовая окраска ног самца, хотя он и выставляет их весьма усердно напоказ, не имеет здесь такого важного значения, как можно было бы подумать, тем более что некоторые из этих церемоний проделываются ночью. Зато самку, у которой еще не порозовели ноги, изгоняют прочь. Наконец, слух в данном случае вообще важнее зрения: если заткнуть птицам слуховые отверстия, то брачная церемония будет нарушена.

Когда один из супругов-квакв хочет сменить другого, сидящего на яйцах, он подносит ему веточку или палочку. Бывает иногда, что один из партнеров в точности повторяет все движения другого, как это часто можно наблюдать и у лебедей; может показаться, говорит Селу, что видишь птицу и ее отражение в зеркале. Но, конечно, нет ничего более забавного, чем "церемония приема" у пеликанов: птица опускается на землю у гнезда, затем, подняв к небу свой длинный клюв, медленно помахивает им, как древком, то вправо, то влево; а насиживающая птица в это время опускает клюв к гнезду и, полураскрыв крылья, испускает гортанное "чок"; затем обе птицы начинают почесывать клювами перья, словно в нерешительности или в раздумье, и только после этого супруг, сидевший на яйцах, уступает место партнеру.

Подражание

Подражание у птиц - одна из самых распространенных черт поведения. Явление это у пернатых отличается крайним автоматизмом. У некоторых уток, например, во время брачных игр (рис. 50) самцы, поглощенные действиями друг друга, будто забыв о самках, которые ждут их, все вместе выделывают курбеты, ныряют, бьют крыльями так, что вода кипит. Немало известно и других примеров, когда активность охватывает всех птиц одновременно. Вот стая скворцов внезапно изменяет направление полета; вот колония горластых чаек вдруг смолкает, после чего все одновременно и внезапно взлетают. Если один пингвин, стоящий, застыв в неподвижности, с поднятым клювом, испустил призывный клич, этот клич будет повторен сотнями пингвинов. То же у крачек; более того, изолированная крачка принимается насиживать несуществующие яйца, после того как из своей клетки увидела других крачек за этим занятием. Флоридские сойки, строя гнездо, не в силах устоять, если над ними проносится с криком стая товарищей: они тоже взлетают, присоединяя свои голоса на мгновение к общему хору, и лишь после этого возвращаются к прерванной работе. Лоренц сообщает, что цапли, даже еще не успевшие наесться досыта, бросают еду при виде своих сородичей, впавших в сонливую неподвижность после плотной еды и занятых перевариванием пищи.

Рис. 50. Демонстративное поведение у уток. 1 - покачивание клювом; 2 - клюв обращен кверху; 8 - помахивание хвостом; 4 -
Рис. 50. Демонстративное поведение у уток. 1 - покачивание клювом; 2 - клюв обращен кверху; 8 - помахивание хвостом; 4 - "свистящее урчание" (grunt-whistle); 5 - голова - вверх, хвост - вверх; 6 - самец поворачивается к самке; 7 - плавание с клювом у поверхности воды; 8 - самец отворачивает голову и показывает свой зеленый воротник; 9 - самец выпячивает грудь колесом; 10 - покачивание взад и вперед (по Рамзею)

Рис. 51. Позы щурки. 1 -
Рис. 51. Позы щурки. 1 - "дождевая ванна"? перья взъерошены, клюв полураскрыт, глаза закрыты; 2 - солнечная ванна; 3 - другая поза под дождем (по Кёнигу)

Влияние сообщества на развитие

Этот вопрос изучен весьма не полно, причем наблюдения иногда кое в чем противоречат одно другому. Доказано, однако, что присутствие сородичей или даже колоний птиц другого вида ускоряет развитие. Об этом наглядно свидетельствует разная степень половой зрелости особей в зависимости от того, живут ли они в центре или на периферии колонии (это было подмечено у морских птиц). На одном из островов Большого Соленого озера Беле обнаружил десятка два колоний пеликанов; в каждой из них уровень развития молодых птиц был одинаковым, однако колонии в этом отношении сильно различались между собой.

Поведение животных может резко изменяться под влиянием раздражителей, исходящих от других особей. Биологи давно убедились в этом, наблюдая, в частности, мышей, а также птиц. (Большая заслуга здесь принадлежит Дарлингу и его школе.)

Берри выращивал в вольере множество гусей разных пород, которые совсем не спешили устраивать гнезда. Ему пришло в голову подложить им искусственные гнезда. Почти тотчас же началась откладка яиц. На следующий год удалось снова значительно ускорить гнездование по сравнению с контрольными колониями, не получавшими искусственных гнезд. У попугаев наблюдается то же самое.

Эмлен и Лоренц имплантировали под кожу двум птицам Lophortyx californica (подсемейство фазаньих) таблетки тестостерона (после этого через день птицы начинают спариваться). И что же? Оказалось, что у восьми птиц, которых содержали вместе с подопытными, но которые не получали тестостерона, за два месяца до наступления нормального срока проявлялись черты поведения, характерные для брачного периода.

Дело не ограничивается пассивным подражанием другим особям: колония в некоторых случаях буквально сохраняет птице жизнь. Так, по словам Палмера, в период нехватки пищи, когда много молодых крачек гибнет, родители, лишившиеся выводка, отдают свою добычу птенцам из других гнезд (этого никогда не случается в нормальных обстоятельствах).

Нередко птицы сообща строят гнезда, причем часто дети помогают родителям воспитывать новый выводок; это распространенное явление, в частности оно встречается у всем известных ласточек. Конечно, всего больше взаимопомощь развита у истинно общественных птиц, которые сообща устраивают гнезда, охраняют птенцов, защищают территорию. Такие виды птиц известны, но, к сожалению, они изучены пока очень плохо, значительно хуже, чем пчелы или муравьи. В качестве примера можно привести южноафриканских "республиканцев" (Philetairus socius), сооружающих огромные, по нескольку метров в окружности, гнезда, под тяжестью которых обламываются ветви деревьев. Американские кукушки рода Crotophaga также строят общее гнездо. Яйца от нескольких самок лежат вместе в углублении дна, и все население гнезда насиживает их по очереди; раздача пищи птенцам тоже производится сообща. Но все эти интереснейшие факты пока почти не исследованы.

Структура стаи

Стая птиц (и, как мы дальше увидим, стадо млекопитающих, а если верить Александеру, то и группа насекомых) не является неорганизованным скоплением особей, поведение которых определяется случайными обстоятельствами. Нет, здесь существует строгая иерархия. Вся группа подчиняется вожаку. Карпентер дал безукоризненное определение иерархии у птиц. "Особь считается доминирующей, если она агрессивнее других в группе и пользуется преимуществами при размножении, питании и передвижении".

Явление доминирования наблюдается и в отношениях между различными видами. Например, в смешанных стаях птиц из отряда воробьиных большая синица по рангу выше лазоревки, а лазоревка выше черноголовой гаички (Parus palustris) и т. д.

Норвежский ученый Схельдеруп-Эббе, подсчитывая удары клювом, которыми награждают друг друга молодые петушки, выяснил, что среди них имеется "альфа", который клюет всех, тогда как его никто не смеет тронуть, и "омега", которого клюют все и иногда заклевывают насмерть - он даже не пытается защищаться. Существование подобной иерархии теперь широко признано (рис. 53). Гуль из Канзасского университета продолжил эти исследования. В первые три дня после вылупления из яйца любой движущийся предмет обращает цыпленка в бегство: он спешит укрыться под крылом матери. Проходит неделя, цыплята начинают носиться по птичьему двору во всех направлениях, растопырив крылышки; со второй недели между ними возникают подобия сражений: два цыпленка наскакивают друг на друга точь-в-точь, как взрослые петухи. Однако они при этом еще не пользуются клювом. Между пятой и шестой неделями драки становятся серьезнее, противники уже пускают в дело клюв, хотя и не слишком усердно; один из дерущихся может отступить, затем возвращается и снова бьет противника клювом. Схватки, в процессе которых устанавливаются отношения господства и подчинения, начинаются позже, в каком именно возрасте - трудно определить: это в большой степени зависит от внешних условий, от признаков группы и т. д. По-видимому, цыплята узнают птиц своей породы; Смит утверждает, что у леггорнов эта способность проявляется в десятидневном возрасте. Курочки значительно менее агрессивны, чем петушки, которые нападают и на самок; правда, к моменту наступления половой зрелости петухи перестают нападать на кур. У кур также устанавливается особая иерархия, причем определенный порядок у них окончательно складывается к девятой неделе, тогда как у самцов - к седьмой. Порядок этот не так уж незыблем; возможны изменения, связанные с тем, что не все особи развиваются одинаковыми темпами. Такие изменения удается регулировать, временно изолируя отдельных птиц, причем они получают возможность оправиться от ударов клювом. Курочек можно изолировать со дня рождения, а вновь присоединять к группе лишь после того, когда контрольные особи, растущие в группе, уже установят у себя порядок. Другое дело - петушки: когда их объединяют после содержания в изоляции, они быстро устанавливают новый порядок, доказывая таким образом, что им не обязательно для этого жить вместе с раннего возраста. Изолированные петушки после объединения оказываются даже еще более агрессивными, чем выросшие в группе.

49. Самка пингвина Pygoscelis papua, насиживающая яйцо, зовет самца, чтобы он сменил ее
49. Самка пингвина Pygoscelis papua, насиживающая яйцо, зовет самца, чтобы он сменил ее

50. Антарктический пингвин Pygoscelis adeliae приближается к сидящей на яйце самке, чтобы сменить ее
50. Антарктический пингвин Pygoscelis adeliae приближается к сидящей на яйце самке, чтобы сменить ее

51. 'Любовный дуэт' Аделийских пингвинов
51. 'Любовный дуэт' Аделийских пингвинов

52. Самка Аделийского пингвина, раскрыв крылья. Охраняет только что вылупившееся потомство
52. Самка Аделийского пингвина, раскрыв крылья. Охраняет только что вылупившееся потомство

Рис. 52. Позы щурки (продолжение). 1 - обычная поза, птица спокойна; 2 - птица готовится испустить призывный крик; 3 - птица готова встретить сородича, приближающегося справа; 4 - поза приема сородича, приближающегося спереди; 5 - поза во время брачного танца, тело застыло в напряжении, см. также 6-7; 8 - самка, закрывшая глаза во время брачного танца; 9 - поза птицы, которой угрожает представитель ее же вида; 10 - угрожающая поза; 11 - драка (по Кёнигу)
Рис. 52. Позы щурки (продолжение). 1 - обычная поза, птица спокойна; 2 - птица готовится испустить призывный крик; 3 - птица готова встретить сородича, приближающегося справа; 4 - поза приема сородича, приближающегося спереди; 5 - поза во время брачного танца, тело застыло в напряжении, см. также 6-7; 8 - самка, закрывшая глаза во время брачного танца; 9 - поза птицы, которой угрожает представитель ее же вида; 10 - угрожающая поза; 11 - драка (по Кёнигу)

Рис. 53. Позы доминирования и подчинения у кур. 1 - поза доминирования, голова выпрямлена, перья слегка топорщатся; 2 - поза доминирования у петуха (отметить полусогнутые ноги); 3 - очень агрессивная поза; 4 - у курицы эта поза с полусогнутыми ногами означает, что она включается в стадо и не имеет каких-либо агрессивных намерений, в противоположность позе 1; 5 - поза подчинения; 6 - самка в приглашающей позе (по Формену и Элли)
Рис. 53. Позы доминирования и подчинения у кур. 1 - поза доминирования, голова выпрямлена, перья слегка топорщатся; 2 - поза доминирования у петуха (отметить полусогнутые ноги); 3 - очень агрессивная поза; 4 - у курицы эта поза с полусогнутыми ногами означает, что она включается в стадо и не имеет каких-либо агрессивных намерений, в противоположность позе 1; 5 - поза подчинения; 6 - самка в приглашающей позе (по Формену и Элли)

Интересно, что введение мужских половых гормонов молодым петушкам почти не изменяет установившихся отношений подчинения и доминирования, тогда как при введении женских гормонов они, по-видимому, становятся более "флегматичными" - избегают драк и не стремятся отвечать на удары клювом. Аналогичные результаты получены у курочек: те из них, которые получают мужские гормоны, несколько "повышаются в ранге" (впрочем, отличие от контрольных птиц очень невелико); женский гормон действует гораздо сильнее, значительно снижая "ранг" особи.

После того как в группе молодых цыплят окончательно установился порядок, можно часть из них перевести для опыта в другую группу, а затем через несколько дней вернуть обратно в первую, Одни и те же особи в разных группах могут стоять на разных ступенях иерархической лестницы. Описаны случаи, когда одна курица, побывав в пяти группах, последовательно занимала места 2, 6, 2, 4 и 7; другая в тех же группах занимала места 1, 5, 1, 5 и 6. Достаточно курице проводить в каждой группе по одному часу ежедневно, и ее здесь будут не только признавать, но и обращаться с ней согласно занимаемому ею в этой группе положению. Как объяснить все эти наблюдения? На этот вопрос пока нет ответа.

Территория у птиц

Нобль предлагает называть территорией любую защищаемую зону, и, без сомнения, это определение было бы вполне приемлемым, если бы не существовало такого огромного разнообразия реакций защиты. Птицы активно противятся проникновению на свою территорию других представителей своего вида, но только своего. Аисты, например, запрещают другим аистам доступ к своему гнезду, но воробью позволяют гнездиться прямо на его стенках. Границы территории устанавливает всегда самец; самка знакомится с ними лишь потом; иногда такое ознакомление происходит быстро, но у воробьев длится иной раз неделю, а то и вовсе не имеет места. Случается, что супруг во время обучения "поощряет" трепкой свою супругу...

Особенно бдительно территория охраняется после того, как вылупились птенцы, хотя в поисках корма родители могут залетать за пределы своей территории.

Не следует считать, что территория обязательно связана с наличием гнезда; у уток, например, гнездо может находиться более чем за километр от их территории, которая у многих других птиц вообще больше связана с размножением, чем с добыванием корма. Тинберген описал аналогичное явление у лаек. Щенки, пока они еще не достигли зрелости, не боятся разгуливать по территориям взрослых самцов, хотя нередко их прогоняют, предварительно задав более или менее основательную трепку. Но после наступления половой зрелости они уж" не решаются нарушать границы.

Одна из главных причин защиты территории заключается в том, что здесь птица может спокойно спариваться без риска встретить соперника. Самца, который спаривается в собственном гнезде, на своей территории, никто не тревожит, даже в густонаселенных местообитаниях. У многих моногамных видов самцы не позволяют своим самкам залетать во владения соседей. Подобная "территориальность" очень сильно выражена и стойко держится.

В колониях защита границ территории вызвана еще и другими причинами. Пингвины столь усердно воруют камни из чужих гнезд, что неохраняемое гнездо буквально тает на глазах. Пеликаны, по словам Чепмена, выглядят такими испуганными, совершая кражу, что даже издали видно, чем они занимаются. И если бакланам, обычно не оставляющим гнезда без надзора, приходится отлучиться, чайки уничтожают их яйца.

Отношение к раненым

Некоторые птицы не только не оказывают помощи раненым, но даже добивают их. Вороны и сороки, услышав крик боли, издаваемый их собратом, летят на помощь пострадавшему с особым криком, собирающим всю стаю. Если раненая птица бьется, сойки, а также многие другие птицы проявляют обычно большое волнение; если же она неподвижна, они осторожно кружат над ней. Крачки с криками носятся над бьющейся раненой птицей, но если она еле двигается, они летают над ней в молчании; когда она застывает в неподвижности, все разлетаются в разные стороны, а если пострадавшая потеряла много крови, ее приканчивают. У серебристых чаек внезапная смерть одной из птиц заставляет всю стаю бесшумно рассеяться. Галки, которые все знают друг друга в своих небольших колониях, приходят в сильнейшее волнение, не досчитавшись кого-нибудь из своих; они набрасываются в таких случаях на любое животное, уносящее любой черный предмет, и даже на своих сородичей, если им в этот момент случится держать в клюве черное перо.

В то же время пока птенцы еще не оперились, их можно спокойно вынимать из гнезда - это не вызовет у галок никакой реакции.

К птицам, имеющим какие-либо отклонения от нормы, отношение у разных видов разное. Пингвины, например, нападают на особей, сильно отличающихся по внешнему виду от остальных; напротив, у других птиц самки-альбиносы вызывают особенный интерес самцов.

Наблюдаются случаи, когда раненым и увечным оказывается помощь. Описана история слепого пеликана, который благополучно шил в колонии: сам он ловить рыбу не мог, его кормили сородичи. То же было в одной колонии ворон, кормивших слепых и раненых собратьев. По-видимому, в поведении раненой или изувеченной птицы проявляются черты, свойственные поведению птенцов: они выпрашивают пищу, как это обычно делают птенцы при виде родителей.

Взаимоотношения птиц различных видов

Между птицами разных видов существует связь. Речь идет о своеобразном явлении, когда птицы одного или разных видов словно помогают друг другу тем или иным способом. Скотч посвятил им обзор, читая который нельзя не призадуматься. Самая обычная форма подобной связи - предупреждение криком о надвигающейся опасности; птицы реагируют на сигнал тревоги независимо от того, подан ли он особями своего или другого вида; крик птиц часто дает знать об опасности также млекопитающим.

Птицы могут приносить пищу птицам другого вида: известен случай, когда вороны передавали корм черному грифу через прутья его клетки. А что сказать о вьюрке, кормившем золотую рыбку? Видимо, эта птица недавно лишилась птенцов, и широко разинутый рот рыбки служил для нее раздражителем, "включающим": рефлекс кормления. Но вот у цапель подобные действия служат, по словам Лоуэла, для того, чтобы легче было подманить и поймать рыбу.

Сожительство представителей различных видов

Птица, движимая, по предположению Мэйо, заботой о безопасности (что, впрочем, не доказано), устраивая гнездо, выбирает иногда самых неожиданных соседей. Мелкие птицы из отряда воробьиных часто гнездятся рядом с гнездами орлов и грифов или даже в стенках их гнезд (ни орлы, ни грифы не трогают их, питаясь главным образом рыбой). Дрозды не только не боятся соседства соколов, но даже ищут его. Известно, что жилище человека не внушает никакого страха ласточкам и аистам. Но еще более поразительны взаимоотношения птиц с насекомыми. Некоторые азиатские виды птиц устраивают свои гнезда прямо в муравейниках, причем пользуются здесь не только кровом, но и кормом. А между тем эти муравьи обычно довольно нетерпимы к другим животным. Есть что-то странное во влечении птиц, например к муравьям: как объяснить "муравьиные ванны", которые так любят многие птицы наших широт? Птица бросается с широко раскрытыми крыльями прямо на муравейник Formica rufa; иногда она даже схватывает муравья клювом и засовывает его под крыло; разъяренные муравьи обдают птицу муравьиной кислотой, но это ее нисколько не тревожит. Множество птиц постоянно гнездится среди осиных гнезд. А бывает и наоборот - осы располагаются в только что построенном птичьем гнезде (например, в гнезде ткачика Ploceus sacalava на Мадагаскаре). И все это - самым мирным образом.

Помощь при выращивании птенцов

По крайней мере у двадцати видов птиц выросшие птенцы довольно долго сохраняют привязанность к родному гнезду, а это уже можно рассматривать как зачаток социальных отношений в прямом смысле слова. У некоторых крапивников подросшие, но еще не достигшие зрелости птенцы изгоняются из гнезда, как только начинается насиживание яиц второго выводка. Но случается, что они долго не уходят от гнезда, приносят веточки, чтобы укрепить стенки, доставляют корм, выбрасывают помет, всячески стараются быть полезными; иногда при этом они начинают просить корм у родителей, проявляя своеобразный сдвиг назад, в сторону птенцового состояния.

Случается также, что птицы, занятые выращиванием своего выводка, берут на себя заботу о птенцах из соседнего гнезда, если те лишились родителей. Скотч наблюдал молодого, еще не достигшего зрелости самца Sialia, который без отдыха выкармливал пятнадцать птенцов, принадлежавших к шести различным видам.

По-видимому, мы сталкиваемся здесь с проявлениями аномального "родительского инстинкта": птица начинает реагировать на любого птенца, с писком разевающего клюв. Эта гипотеза довольно правдоподобна, однако она не позволяет объяснить другие наблюдения Скотча, сообщившего, что некоторые птицы забывают о собственных птенцах ради чужих, принадлежащих вдобавок к другому виду.

Как относятся законные владельцы гнезда к помощи птиц другого вида? Незваного гостя могут выдворить, если, конечно, он сам не изгонит хозяев, одержимый стремлением во что бы то ни стало принести пользу. В других случаях все протекает гладко, но нередко пищу из клюва помощника берут родители, которые не выносят, когда чужой кормит их детей. Сотрудничество может достигать высшей точки: птицы одного вида откладывают яйца в гнездо другого, а насиживают особи обоих видов поочередно.

Жизнь одного птичьего сообщества

К сожалению, еще нет возможности написать хотя бы небольшую монографию об американских общественных кукушках или о "республиканцах" (Philetairus socius) Южной Африки; слишком мало пока у нас документированных данных о том, как выполняется ими сообща работа (именно в этом, по-моему, заключается истинный критерий общественной жизни). Ничего не поделаешь, с этим придется подождать. Однако уже сейчас можно попытаться проанализировать основы общественной жизни в большой колонии пингвинов.

Новейшими данными по биологии самых странных обитателей Антарктики - императорских пингвинов - мы обязаны молодым французским ученым Сапен-Жалюстру и Прево. Здесь можно говорить о подлинно удивительной биологии высших животных, сумевших приспособиться к суровым климатическим условиям. Судите сами: прежде всего - ветер неслыханной силы (до 70 метров в секунду); на Земле Адели он переве-вает за год через каждый квадратный метр побережья около 20000 тонн снега. Температура от -10 до -33°. Но в самую суровую пору. антарктической зимы эти птицы насиживают яйца. Пурга уносит тепло с невероятной быстротой. Когда Жалюстр захотел подсчитать, чему может равняться ее охлаждающая сила*, он получил беспримерную цифру: -180°!

* (Охлаждающая сила среды может быть выражена в эквивалентно-штилевой температуре. Если она равна, например, -180°, то это означает, что охлаждающая сила температуры воздуха и скорости ветра эквивалентна температуре -180° при штиле. - Прим. ред.)

Императорские пингвины названы так за свой весьма внушительный (рост (1 м 44 см при окружности груди 1 м 32 см) и вес (от 26 до 42 килограммов). Несмотря на силу и на защитный слой жира, императорские пингвины не могли бы существовать в одиночку; именно поэтому так развита и усовершенствована у них общественная терморегуляция (вспомните зимний клуб пчел). Когда температура становится слишком низкой, 200-300 пингвинов плотно прижимаются друг к другу, образуя почти правильный круг - так называемую "черепаху". Этот круг медленно, но непрерывно вращается вокруг центра. Когда наступает пора высиживания птенцов, "черепахи" могут объединять от 500 до 600 птиц; вращаясь, они медленно и неуклонно передвигаются в направлении ветра. Движение, видимо, рождается в зоне наименее защищенных от ветра птиц, которые скользят вдоль боков "черепахи". Во время снежных бурь, длившихся от 36 до 48 часов, "черепахи", как установил Прево, передвигались на 100-200 метров. После бури пингвины расходятся.

Эффективна ли такая общественная терморегуляция? Молодые французские исследователи удостоверились в этом, измеряя температуру, - операция, кстати, весьма рискованная; требуется не меньше двух смельчаков и изрядное количество запасных термометров, так как пингвины при всем их миролюбии бывают сначала до крайности изумлены, а затем возмущены тем, что с ними проделывают, и стоит только зазеваться, как они с помощью своих коротких, но необыкновенно сильных крыльев отправляют термометры ко всем чертям; достается и наблюдателям. Зато результаты стоят затраченных усилий: при 19° мороза температура птиц в центре "черепахи" доходит до 35-36°. Напомним, что, ко времени измерения температуры птицы голодали уже около двух месяцев.. Следовательно, в изолированном состоянии они "сжигают гораздо больше горючего". В одиночку пингвин теряет в весе свыше 200 граммов, а в "черепахе" - около 100, и это ежедневно!

Когда нет ветра и устанавливается мягкая погода, примерно -10°, наступает время брачных игр (рис. 54). Пингвины не склонны к дракам, и передвигаются они медленно, соблюдая полнейшее хладнокровие. Самец подходит к самке, поет ей "песню любви" и дожидается ответа. Дальше, как рассказывает Прево, "птицы становятся друг против друга или держатся поодаль, склонив головы и изогнув шеи. Если они находятся на известном расстоянии одна от другой, то начинают сближаться, двигаясь навстречу друг другу своей характерной походкой вразвалку. Затем они останавливаются, шеи у них слегка вздуваются. Пингвины постепенно выпрямляются, выгибают туловище и медленно поднимают головы вверх, шеи все больше вздуваются у основания, и перья на них топорщатся... При этом птицы либо прижимаются грудью друг к другу, либо держатся на некотором расстоянии. Неподвижность почти полная, веки полуопущены, глаза прищурены; в такие мгновения слуховая и зрительная восприимчивость птиц по отношению ко всему окружающему, видимо, значительно понижена. Это состояние "экстаза", требующее, по-видимому, большой затраты физических сил, длится всегда очень недолго; оно часто завершается одновременными у обоих партнеров глотательными движениями, причем мускулы туловища полностью расслабляются. В других случаях оно заканчивается поворотом головы, иногда сопровождающимся гневным ворчанием".

Рис. 54. Позы пингвинов. А - позы во время ходьбы; Б - императорский пингвин, различные позы (1-4) при демонстративном поведении; В - два аделийских пингвина трутся клювами, будто с намерением их отточить; Г - поза
Рис. 54. Позы пингвинов. А - позы во время ходьбы; Б - императорский пингвин, различные позы (1-4) при демонстративном поведении; В - два аделийских пингвина трутся клювами, будто с намерением их отточить; Г - поза "экстаза"; Д - аделийский пингвин, несущий камень в свое гнездо; Е и Ж - кормление молодых пингвинов (по Сапен-Жалюстру, Рихдалю и Прево)

Эти любопытные церемонии совершаются также супругами в качестве прелюдии к обмену яйцом; напомним, что самец и самка у императорских пингвинов по очереди насиживают одно-единственное яйцо: они кладут его на лапы, а сверху прикрывают особой брюшной кожной складкой.

Во время Сражений, которые, несмотря на мирный характер императорских пингвинов, все же иногда завязываются, противники, выпрямившись, стоят друг против друга и стараются толкнуть соперника грудью, стукнуть его клювом, ударить крылом. В исключительных обстоятельствах стычки становятся настолько ожесточенными, что дерущиеся, к ужасу толпы своих миролюбивых сородичей, обливаются кровью. Чаще пингвин только угрожающе нацеливает свой клюв на противника и при этом издает более или менее громкое ворчание; если нужно пригрозить поэнергичнее, клюв и крылья, готовые нанести удар, поднимаются кверху.

Чаще же все идет мирно, пингвины поодиночке или группами прохаживаются своей размеренной походкой (скорость их передвижения - не более 4-6 километров в час). Только если они сильно напуганы чем-нибудь, применяется значительно более быстрый способ передвижения - "салазки": пингвин ложится на брюхо и скользит по льду, сильно отталкиваясь ногами и клювом.

Пингвины очень шумливы, тишины в колонии не бывает. Пингвины, во-первых, исполняют песню "обольщения", нечто вроде быстрого говорка, заканчивающегося протяжной нотой, более долгой у самцов, чем у самок. По-видимому, здесь существует много индивидуальных вариантов, которые, бесспорно, как мы сейчас увидим, служат для опознавания отдельных особей. Упомянем также призывный крик; этот трубный сигнал звучит на одной ноте так громко, что его слышно за несколько километров. У пингвинов можно различить также крик ужаса, не такой громкий и более низкий, крик гнева и крик удовлетворения - подобие клохтанья, издаваемого во время плавания. Действенность этого набора звуковых сигналов ясно демонстрирует любопытный опыт Прево: он закрывал пингвину, удалившемуся от колонии, глаза капюшоном, оставляя открытыми слуховые отверстия. Как только птицу отпускали, она отправлялась прямо к своим. Если, наоборот, тщательно заткнуть слуховые отверстия, оставив открытыми глаза, птица, как потерянная, кружится на месте и не находит своей колонии. Это позволяет думать, что слух для пингвина важнее зрения.

В конце "лета" - для Антарктики это примерно середина марта - плавучие льдины распадаются на отдельные куски, и пингвины рассеиваются на них поодиночке; они удаляются па очень большие расстояния от места, где происходят их брачные игры, однако потом безошибочно находят его каким-то загадочным способом. Подчеркнем, что путешествие свое они совершают не по воздуху, как скажем, голуби, а вплавь или пешком. Море в марте начинает снова затягиваться молодым льдом, и как раз в эту пору возвращаются первые пингвины, двигаясь обычно гуськом.

Церемониал "свидания после разлуки" живо описан Прево: "В нескольких метрах от возрождающейся колонии вновь прибывший поднимает голову, вытягивает шею, затем неизменно... потирает боковые стороны головы о верхнюю часть крыльев, склоняя голову то вправо, то влево и иногда повторяя это движение по нескольку раз. Возможно, что это делается с целью прочистить наружные слуховые отверстия... Однако тот факт, что такие движения совершают почти все прибывающие пингвины, позволяет предположить, что они имеют какое-то другое, еще не понятное назначение.

Затем пингвин тихо склоняет голову до земли и одновременно делает глубокий вдох; он поет, держа клюв вертикально вниз, потом медленно поднимает клюв, прислушивается и, выдержав более или менее длительную паузу, проходит сквозь сборище пингвинов, продолжая петь и разгуливать среди своих соплеменников".

Мы упомянули о свиданиях после разлуки. Действительно ли супруги находят друг друга? По этому поводу было немало споров, по наблюдения Прево позволяют положить им конец: Прево окольцовывал птиц и убедился, что воссоединение супругов - правило, а "развод" - исключение. Точно так же возвращается самка к своему самцу, долго насиживавшему яйцо, - она отыскивает его в колонии, чтобы сменить.

Соединение в пары не проходит без некоторых инцидентов: бывает, например, что две самки спорят из-за одного самца. Возникает "трио", но согласия в нем нет: самки постоянно дерутся, а самец остается пассивным. Это длится день-два, обычно в начале периода спаривания. Затем, наконец, образуется пара, которая уже не разлучается даже в тех случаях, когда в холодные дни вся группа сплачивается в "черепаху". Супруги держатся как можно ближе, часто склонив головы друг к другу; иногда они лежат на брюхе, и самка подсовывает голову под голову самца.

Пингвины откладывают яйца в мае - июне. Единственное яйцо, весом около фунта, появляется с большим трудом; самка явно страдает, самец ходит вокруг нее, иногда же она ходит вокруг него, не скупясь на удары клювом, которые он терпеливо принимает. Но вот яйцо снесено, и самка, действуя клювом, сразу кладет его на свои лапы, изолируя таким образом от холодной поверхности льда. Тогда самец "воспевает"; удачное завершение всей операции; иногда и самка поет с ним. Но самец тут же начинает проявлять стремление завладеть яйцом и самому насиживать его. Ведет он себя необыкновенно занятно, и Прево так замечательно описывает происходящее, что мне остается лишь снова его цитировать:

"Самец наклоняет голову, направляет клюв к кожной складке-инкубатору на брюхе своей самки, а та тоже наклоняет голову и поет; вскоре запевает и самец… Он часто поглядывает на яйцо, даже трогает его клювом, испуская своеобразное ворчание; тело его дрожит. Он подтягивает брюхо так, что складка становится все заметней, и постепенно принимает позу птицы, сидящей на яйцах... Иногда, теряя терпение, самец отталкивает самку, пытаясь захватить яйцо силой, а она постепенно убирает лапы, и яйцо скатывается на лед... Дрожа, помахивая хвостом снизу вверх, самец вытянутым клювом подталкивает яйцо к своим лапам и осторожно, с большим трудом укладывает его на них. Пара "поет", и самка топчется вокруг супруга, который сразу становится пассивным и безразличным ко всему... Тогда самка удаляется, возвращается обратно, поет. Уходы и возвращения повторяются, и с каждым разом самка уходит все дальше и дальше, покачиваясь всем телом то вправо, то влево. Она кружится вокруг самца, очень высоко поднимая ноги при каждом шаге, чем и объясняется раскачивание тела из стороны в сторону... Затем она окончательно отбывает в поход за едой".

Давно пора: ведь самки голодают со дня прихода в колонию до дня откладки яиц. Теперь они вернутся только через два месяца, а самцы все это время ничего не едят, согревая яйцо.

Узнать свое яйцо самец неспособен, и когда перед ним кладут несколько яиц, он берет первое попавшееся. Но он почти не рискует потерять яйцо, так как пингвины (вопреки утверждениям многих авторов) не насиживают яиц сообща. Существует, правда, известное число незанятых самцов, которые по сравнению с другими сильно возбуждены; они-то и пытаются завладеть чужой самкой, а впоследствии их сильно интересуют яйца. Но ни разу не приходилось наблюдать, чтобы одному из них удалось захватить чужое яйцо.

К середине июля сидящие на яйцах самцы очень сильно теряют в весе, оперение их тускнеет, часто бывает испачкано испражнениями, они по-прежнему ничего не едят и не двигаются, Но тут возвращаются разжиревшие самки. Они ищут сначала своего самца и свое яйцо; во время поисков они "поют". Самка находит своего супруга среди многих тысяч ему подобных. Бывают иногда колебания: какой-нибудь самец, привлеченный пением, приближается и старается завладеть вниманием самки, но она внезапно покидает его и продолжает поиски. Когда счастливая встреча состоится, самец в свой черед сможет, наконец, утолить голод. Бывает, что самка не находит супруга. Это случается, когда в яйце, которое обогревал самец, погиб зародыш; пингвин в таком случае сразу отбрасывает яйцо и уходит кормиться. Вернувшиеся затем самки остаются незанятыми; их обычно привлекают чужие детеныши, которых они стараются отнять у родителей.

Иногда птенцы выходят из яйца в кожной складке самцов, но большинство появляется уже после возвращения матери. Птенцы выращиваются с июля по декабрь, когда колония распадается; птенец остается до начала сентября в кожной складке матери; она кормит его, отрыгивая пищу. Матери прекрасно узнают своих малышей. В этом можно удостовериться, давая им на выбор двух птенцов, из которых один собственный, а другой чужой: она не ошибется и отгонит чужака ударами клюва. Узнаёт она птенца по голосу. При помощи звукозаписи показано, что нет двух одинаково поющих маленьких пингвинов. В самом начале сентября птенцы, уже слишком большие для того, чтобы помещаться в брюшной складке матери, покидают родителей; с наступлением холодов они научаются кое-как образовывать "черепаху". Но менее тесно сплоченные группы птенцов сохраняются и тогда, когда морозы спадают,- это и есть знаменитые "ясли", о которых пишут английские исследователи пингвинов. Прево обращает внимание на неточность этого термина: ведь за маленькими пингвинами нет никакого надзора, никто ими специально не занимается, а между тем у других птиц охрана молодняка существует. Зато маленькие пингвины сами охотно ходят следом за взрослыми.

53. Несущееся вскачь стадо черных антилоп в Южной Родезии
53. Несущееся вскачь стадо черных антилоп в Южной Родезии

54. Стадо черных буйволов в Северной Родезии
54. Стадо черных буйволов в Северной Родезии

55. Играющие козы
55. Играющие козы

56. Сцена на пастбище в швейцарии: корова слева, готовясь к атаке трется головой о землю - ее противница, по-видимому, не расположена сражаться
56. Сцена на пастбище в швейцарии: корова слева, готовясь к атаке трется головой о землю - ее противница, по-видимому, не расположена сражаться

После первой линьки птенец, бегавший до этого очень быстро, жиреет и приобретает исполненную достоинства осанку взрослого. Это происходит антарктической весной, когда поля льда начинают таять и разламываются на отдельные крупные льдины, которые уносят взрослых и молодых пингвинов в открытое море. Там, на морском просторе, малыши окончательно повзрослеют.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Предложим недорого купить диплом нового образца.






© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://insectalib.ru/ "InsectaLib.ru: Насекомые - библиотека по энтомологии"