НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    КАРТА САЙТА    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

IV. Комары

Двукрылые кровопийцы

Из мира хелицеровых животных - иксодовых и аргасовых клещей - возвратимся снова в царство насекомых. И хотя тут мы отступаем от зоологической системы, однако есть своя логика в том, что заключает книгу рассказ о комарах и всем, что с ними связано. Дело в том, что комары - наиболее многочисленная группа кровососущих насекомых. Они относятся к обширному отряду двукрылых, включающему еще немало других паразитических форм, так что, вне всякого сомнения, двукрылые насекомые составляют самую большую группу членистоногих - паразитов человека и животных. Кроме того, у комаров можно увидеть целый ряд прогрессивных особенностей, которых нет у вшей и блох. Мы имеем в виду не только то, что выражено морфологически, например наличие пары крыльев, но прежде всего весь образ жизни. Комариная личинка развивается в совершенно иной среде, чем взрослая фаза, так что между ними нет ни кормовой, ни какой-либо другой конкуренции, а это, естественно, имеет огромное значение особенно у видов, развивающихся в массовом количестве (как, например, виды, вызывающие так называемые "комариные напасти", о которых будет сказано ниже).

Есть и еще одна причина, почему раздел о комарах - естественная кульминация нашего рассказа, посвященного тайным тропам носителей смерти. Без преувеличения можно сказать, что комары в мировом масштабе играют важнейшую роль в переносе инфекций многих заразных болезней, вызываемых простейшими, бактериями, вирусами и даже червями; с некоторыми из этих болезней связано немало мрачных эпизодов в истории человеческого общества, и служба здравоохранения до сих пор не в состоянии полностью справиться с ними; примером может служить малярия.

С незапамятных времен комары нещадно нападали на человека, и прямо на глазах у него брюшки их раздувались так, что багрово просвечивала капелька выпитой крови. Разумеется, главное зло заключалось не в том, что комары мучили людей укусами; это меньшее из двух зол, а большее начиналось спустя некоторое время, когда в организме укушенного человека развивалась инфекция. О причинной связи между укусом комара и заболеванием человека, конечно, люди долгое время не догадывались.

Поэтому и римские императоры, покидая в малярийный сезон зараженный Рим, не подозревали даже, что бегут они, собственно, от комаров. Комары причинили значительный урон не знавшим поражений войскам Александра Македонского. В древности случалось, и не раз, когда по милости комаров погибали большие города, каким был, скажем, античный Эфес. Когда-то это была процветающая и богатая метрополия на западном побережье Малой Азии, торговый, культурный и религиозный центр. Знаменитый храм Артемиды в Эфесе считался одним из семи чудес света. На мраморных улицах бурлила жизнь, люди предавались размышлениям в библиотеках, развлекались в театре и в публичных домах, заключали сделки на пышной рыночной площади - агоре. А между тем река Кайстрос, под городом впадавшая в море, коварно из года в год несла с гор грязь и песок, вызывая обмеление гавани. Приятного тут мало, не так ли? Да, но в то время, когда наносы стали мешать плаванию судов, у города еще было достаточно сил - добровольных и недобровольных - для чистки канала и гавани, и суда по-прежнему причаливали у мраморного мола. Однако река безостановочно продолжала свое дело, и наступил момент, когда человеческих сил уже не хватило. Устье реки постепенно превратилось в болота, на них появились комары, и стоило только занести туда малярию, а остальное было делом времени. Некогда цветущий город пришел в запустение. Людям пришлось переселиться. Опустели величественные сооружения. Их мощные руины и по сей день вызывают восхищение у туристов. Вот так без барабанов, труб и знамен победили комары.

Над малярией задумывались прославленные врачи античности Гиппократ и Гален, правильно подметившие связь болезни с болотами, но на комаров не обратили внимания ни они, ни их последователи. Для всех комары были просто частью окружающей природы, как прочие животные и растения. В противоположность вшам и блохам комары не делили с человеком одну одежду и общую постель, а если в теплые вечера прилетали, привлекаемые светом лампад, в жилища людей, быстро исчезали в темных углах, как только напивались крови. Комаров просто не замечали, не придавали им значения.

Впрочем, были и исключения, но их раз-два и обчелся. На первом месте, разумеется, надо назвать основоположника естествознания Аристотеля. В первой главе первой книги своего трактата "История животных" он утверждал, что многие животные обитают сначала в воде, а затем покидают ее, изменяя при этом свой внешний вид, и в качестве примера привел животное под названием "эмпис". Полагают, что этим словом обозначены комары. Смена среды обитания в процессе развития живого существа - это, безусловно, интересное наблюдение древнегреческого философа и ученого. В другом месте животное "эмпис" Аристотель приводит как пример и доказательство самозарождения живых организмов. По его мнению, "эмпис" - существо, образующееся непосредственно из гниющих жидкостей; оно не происходит от других животных и не копулирует, а самозарождается.

Три с половиной века спустя появилась "Естественная история" в 37 книгах римского ученого Плиния Старшего (23-79 н.э.). Она содержит ряд сведений о "кулекес": здесь имеются в виду, бесспорно, комары, так как это латинское название их сохранилось до наших дней. Комаров Плиний считал удивительным созданием природы, наделившей такое крохотное существо органами всех пяти чувств, а вдобавок еще нежным и острым хоботком. Другие его упоминания о комарах - смешение поверий и реальных наблюдений. Так, о пище этих насекомых у Плиния сказано: "Комары предпочитают кислое, а к сладкому даже не приближаются"*.

* (Цитирую по Christophers.- Прим. авт.)

А после Плиния на протяжении более полутора тысяч лет в литературе не было упоминания о комарах. И лишь в XVII в., когда вновь возродился интерес к естественным наукам, включая зоологию, появляется сразу несколько авторов, писавших о комарах на основании прямых наблюдений. Назовем прежде всего итальянского натуралиста Альдрованди. Его труд "О насекомых", хотя и создан еще в 1602 г., по расположению материала очень близок к современным учебникам энтомологии. В сочинении рассматриваются насекомые в общем, но оно разделено на главы, одна из них названа "De culicibus" - "О комарах". Глава в свою очередь разбита на абзацы, такие, как, например, синоними, местообитание, род, различительные признаки и т. п. Сочинение иллюстрировано грубо выполненными, но весьма реалистичными рисунками насекомых. Есть среди них и изображение летящего комара, названного "Culex communis" (комар обыкновенный).

Работы других авторов той эпохи основывались скорее на компиляции результатов чужих исследований, нежели на самостоятельных наблюдениях. Правда, они донесли до нас некоторые иначе недоступные сведения о комарах, заимствованные у античных ученых. Например, Моуфет (Moufet, 1634) цитировал, в частности, Геродота и Павсания, но его работа, как и другие, содержала мало что нового, оригинального. Ярким исключением явились таблицы и текст, опубликованные в 1665 г. английским естествоиспытателем Робертом Гуком. С помощью усовершенствованного им микроскопа Гук, помимо всего прочего, наблюдал, зарисовал и описал личинку комара, и в этом ему, очевидно, принадлежит приоритет. Он также дал рисунок куколки и описал последовательность фаз развития: личинка - куколка - имаго. Заслуги ученого нисколько не умаляет тот факт, что наблюдаемый им взрослый комар, названный им "комаром с щетинковидными усиками", на самом деле был комар-дергун из рода Chironomus. Оттиски на меди Гука с новым текстом были еще раз изданы без указания имени автора в 1745 г. под названием "Micrographia restaurata".

Большинство авторов XVII-XVIII вв., так или иначе касавшихся темы комаров, не связывало их с вопросом о здоровье человека. Не увидел этой связи и известный голландский натуралист Ян Сваммердам (о нем уже шла речь в предыдущих частях книги), который, однако, отличался точностью своих наблюдений и выводов.

Подобной же высокой оценки заслуживают и труды по зоологии французского ученого Р. А. Реомюра. В четвертой части (1738) шеститомной монографии "Мемуары по истории насекомых" (1734-1742) он описал и в совершенстве зарисовал анатомию и развитие комара.

Наш краткий исторический очерк завершает Карл Линней. В его классическом труде "Система природы" (1758) в числе других вредителей животных есть и описание комара пискливого Culex pipiens. Что касается вредности этого вида, тут Линней попал не в самую точку. Еще больше грешит против истины его представление о том, что дело касается очень ядовитого животного. Но одно бесспорно: Линней заложил основы систематики комаров и подчеркнул их паразитический образ жизни.

Однако воззрения на комаров не изменились и в следующем веке. И люди все еще не догадывались, кто истребил армию Наполеона, посланную на Гаити, кто помешал в Панаме попытке связать каналом Атлантический и Тихий океаны и лишил триумфа Лессепса, которого после успешного сооружения Суэцкого канала считали техническим гением.

С середины XIX в. хотя и робко, но все-таки уже раздавались одиночные голоса, связывавшие передачу некоторых инфекций с насекомыми. Правда, ничего определенного не было, просто неясные предчувствия взаимосвязей. Все коренным образом изменилось лишь после открытия, которое в 1878 г. сделал Патрик Мансон (Patrick Manson): комары переносят паразитических червей, вызывающих страшный и обезображивающий тропический элефантиаз, или слоновую болезнь человека.

Наконец-то! У людей во всем мире упала пелена с глаз. Стало ясно, каким образом может осуществляться перенос и других инфекций и какую роль в этом могут играть не только комары, но и другие насекомые. Вот почему Патрика Мансона называют отцом медицинской энтомологии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://insectalib.ru/ 'Насекомые - библиотека по энтомологии'

Рейтинг@Mail.ru