НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    КАРТА САЙТА    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Станислав Провачек - чешский естествоиспытатель с мировым именем

У Риккетса и Провачека кое в чем сходные жизненные судьбы. У обоих к тому моменту, когда они свое внимание сосредоточили на исследованиях сыпного тифа, за плечами уже были многие годы научной деятельности и такие достижения, которых бы им вполне хватило для мировой известности: с именем Риккетса связывали прогресс в эпидемиологии пятнистой лихорадки Скалистых гор, а Провачек (совместно с Хальберштедтером) обнаружил возбудителя трахомы. Оба добились успеха благодаря прежде всего своим широким познаниям в биологии, позволявшим им видеть и исследовать такие взаимосвязи, которые скрыты были для тех, кто ограничивался только рамками медицины того времени.

Памятник Риккетсу - местами даже чересчур помпезный - воздвиг Поль де Круиф (Paul de Kruif) в книге "Борцы со смертью". Провачек известен лишь узкому кругу специалистов, и в зарубежной специальной литературе часто его называют немецким или австрийским ученым. Дело в том, что он, как и целый ряд других чехословацких выдающихся зоологов той поры, работал в основном в институтах Германии. И надо сказать, он блистал там как звезда первой величины среди таких светил, как, например, Фриц Рихард Шаудин, открывший возбудителя сифилиса, и Пауль Эрлих, удостоенный Нобелевской премии (1908 г., совместно с И. И. Мечниковым) за труды по иммунитету.

Провачек прожил всего лишь сорок лет. Недолгая, но кипучая жизнь его была заполнена работой и насыщена событиями, которые могли бы послужить сюжетом увлекательного романа. Поэтому в заключение рассказа о вшах познакомимся чуть поближе с судьбой человека, помогшего раскрыть истинное значение их для медицины и человечества вообще.

О научных трудах Провачека мы осведомлены очень хорошо. Трахома и сыпной тиф - это вершины в его исследовательском творчестве, но он добивался успехов буквально во всем, за что брался, а это был широкий спектр вопросов, связанных с протозоологией, зоологией, ботаникой, общей биологией и медициной. Его научное наследие насчитывает ни много ни мало 209 публикаций. Богатое наследие! А вот сведения о личности ученого отрывочны и неполны. В некрологах, написанных ближайшими сотрудниками Провачека, подчеркивается его большая личная скромность. Он не любил говорить о себе, никогда не стремился быть - во что бы то ни стало - в центре внимания, потому и знаем мы о нем до обидного мало. Среди других качеств Провачека, отмеченных всеми его коллегами, выделялись в первую очередь огромный интерес к искусству, чувство прекрасного, а также трезвый взгляд на практические стороны жизни и тонкий юмор, с каким он относился к ним. Конечно, это был незаурядный человек с многосторонними интересами, о чем свидетельствует, между прочим, и то, что он - автор нескольких беллетристических книг (публиковал их под псевдонимом П. Ланер).

При помощи микроскопа Левенгук наблюдал и зарисовал множество объектов, в том числе и человеческих блох. О том, насколько скрупулёзно он работал, свидетельствуют не только уровень изображения взрослой блохи и куколки (центр и правая часть верхнего ряда), но и детали ротового органа (слева вверху) и ножки (внизу)
При помощи микроскопа Левенгук наблюдал и зарисовал множество объектов, в том числе и человеческих блох. О том, насколько скрупулёзно он работал, свидетельствуют не только уровень изображения взрослой блохи и куколки (центр и правая часть верхнего ряда), но и детали ротового органа (слева вверху) и ножки (внизу)

Изображение головной вши (XVII в.) отличается точностью наблюдения и тщательностью проработки деталей. Автор - Роберт Гук (1665)
Изображение головной вши (XVII в.) отличается точностью наблюдения и тщательностью проработки деталей. Автор - Роберт Гук (1665)

Головная вошь (Pediculus capitis). Слева - самец, справа - самка
Головная вошь (Pediculus capitis). Слева - самец, справа - самка

Платяная вошь (Pediculus corporis). В клоке текстильных волокон, вырванных с внутренней стороны одежды, видны две взрослые вши, скопление гнид, личинок и сброшенных оболочек
Платяная вошь (Pediculus corporis). В клоке текстильных волокон, вырванных с внутренней стороны одежды, видны две взрослые вши, скопление гнид, личинок и сброшенных оболочек

Гниды головной вши, приклеенные к человеческому волосу
Гниды головной вши, приклеенные к человеческому волосу

Rickettsia prowazeki - возбудитель сыпного тифа в микроскопическом растире
Rickettsia prowazeki - возбудитель сыпного тифа в микроскопическом растире

Станистав Провачек
Станистав Провачек

Историческая фотография 1915 г.: Станислав Провачек и его коллега Роха Лима (справа - в форме). Скромно обставленная лаборатория в лагере военнопленных в Хотебузе - последнее рабочее место Провачека
Историческая фотография 1915 г.: Станислав Провачек и его коллега Роха Лима (справа - в форме). Скромно обставленная лаборатория в лагере военнопленных в Хотебузе - последнее рабочее место Провачека

Чёрная крыса (Rattus rattus) - основной распространитель инфекции во время эпидемий чумы
Чёрная крыса (Rattus rattus) - основной распространитель инфекции во время эпидемий чумы

Клещ обыкновенный (Ixodes riciifus) - голодные самки и самцы на листе растения
Клещ обыкновенный (Ixodes riciifus) - голодные самки и самцы на листе растения

Тело напившейся крови самки клеща (Ixodes ricinus) увеличивается в объёме во много раз, и его передняя часть погружается в кожу хозяина
Тело напившейся крови самки клеща (Ixodes ricinus) увеличивается в объёме во много раз, и его передняя часть погружается в кожу хозяина

Голодная самка клеща лугового (Dermacentor reticulatus) на стебле травы подстерегает хозяина
Голодная самка клеща лугового (Dermacentor reticulatus) на стебле травы подстерегает хозяина

Самец клеща лугового (Dermacentor reticulatus). Хорошо виден белый узор на поверхности спинного щитка
Самец клеща лугового (Dermacentor reticulatus). Хорошо виден белый узор на поверхности спинного щитка

Аргасовый клещ Ornithodoros moubata - основной переносчик возвратных тифов в Африке
Аргасовый клещ Ornithodoros moubata - основной переносчик возвратных тифов в Африке

Ornithodoros lahorensis - представитель этого рода аргасовых клещей в Юго-Восточной Европе
Ornithodoros lahorensis - представитель этого рода аргасовых клещей в Юго-Восточной Европе

Тропические иксодовые клещи (на рисунке - клещ из рода Amblyomma) имеют яркую окраску
Тропические иксодовые клещи (на рисунке - клещ из рода Amblyomma) имеют яркую окраску

Голубиный клещ (Argas reflexus) распространён вместе с одичалыми голубями и в ряде чехословацких больших городов
Голубиный клещ (Argas reflexus) распространён вместе с одичалыми голубями и в ряде чехословацких больших городов

Аргасовый клещ Parantricola marginatus - эндемичный вид из тёплых пещер Кубы, живёт в помёте летучих мышей
Аргасовый клещ Parantricola marginatus - эндемичный вид из тёплых пещер Кубы, живёт в помёте летучих мышей

В аридных областях Азии аргасовые клещи часто прячутся в трещинах глиняных стен старых исторических строений, поджидая там своих хозяев
В аридных областях Азии аргасовые клещи часто прячутся в трещинах глиняных стен старых исторических строений, поджидая там своих хозяев

Аргасовые клещи также живут в современных глиняных жилищах людей, прячась в трещинах стен и полов
Аргасовые клещи также живут в современных глиняных жилищах людей, прячась в трещинах стен и полов

Аргасовый клещ Ornithodoros moubata - частый обитатель туземных хижин в Центральной Африке
Аргасовый клещ Ornithodoros moubata - частый обитатель туземных хижин в Центральной Африке

В Македонии мы находили клещей Ornithodoros lahorensis в старых хозяйственных постройках даже в щелях черепичных крыш
В Македонии мы находили клещей Ornithodoros lahorensis в старых хозяйственных постройках даже в щелях черепичных крыш

В поисках аргасовых клещей иногда приходится докапываться до гнёзд иволг в песчаных стенах
В поисках аргасовых клещей иногда приходится докапываться до гнёзд иволг в песчаных стенах

Разносторонний и удачливый человек - пожалуй, это главное в характеристике Провачека. Но все его блестящие успехи достигнуты ценой личного счастья. Короткая и беспокойная жизнь с вечными разъездами и бесконечными делами не позволила ему обзавестись семьей. Может быть, в этом сыграло свою роль и то обстоятельство, что даже в молодости не довелось ему, очевидно, насладиться покоем семейной жизни. Его отец Йозеф Провачек был офицером австрийской армии, и по распоряжению военных учреждений семья часто переезжала с места на место.

Станислав Провачек родился 12 ноября 1875 г. в городке Йиндржихув-Градец, но вскоре семья поменяла Южную Чехию на Южную Словакию, а благоустроенный дом - на квартиру в крепости Комарно, не самую полезную для здоровья. Мальчик, только начинавший вглядываться в мир вокруг себя, впервые здесь познакомился и с тропическими болезнями - как пациент. Он заболел малярией, трепавшей его целых четыре года. Чтобы ребенок оправился от болезни и окреп, родители отправили его в Божеёв, откуда родом была его мать. Здесь Станислав в первый раз переступил школьный порог, и пан учитель Пеликан привил ему вкус к знаниям. Потом был переезд в Пльзень, где Станислав снова встретился с родителями. Там он учился в начальной школе, сначала в чешской, затем в немецкой, чтобы лучше - с точки зрения языка - подготовиться к немецкой гимназии. В гимназии Провачек был средним учеником, а порой даже и слабым. Так, из-за плохой успеваемости в пятом классе он остался на второй год. Чудесное превращение посредственного гимназиста в незаурядного студента произошло, как только он поступил в Парижский немецкий университет и начал изучать зоологию и ботанику. Высшее образование закончил в Вене, где ему вручили диплом доктора философии: в то время естествознание было одной из дисциплин философских факультетов. К моменту защиты диссертации по инфузориям Провачек уже был автором нескольких работ, напечатанных в специальных журналах. Одной из первых была статья о планктоне рек Отавы и Влтавы. Автор сразу же заявил о себе как о талантливом протозоологе, и профессор Пауль Эрлих предложил ему место ассистента в своем Институте экспериментальной терапии во Франкфурте-на-Майне. В жизни Провачека это был решающий шаг: эрудированный зоолог оказался среди врачей и стал больше чем просто равноценным партнером их. Затем непродолжительное время работал в Зоологическом институте Мюнхенского университета. Как раз к этому периоду относится и еще одна счастливая встреча, определившая дальнейшую судьбу Провачека. Где-то на вокзале профессор Фриц Шаудин, в ту пору уже маститый ученый, повстречал молодого человека, в руках у которого, как и у него самого, была коробка с микроскопом. Необычный багаж возбудил любопытство профессора. Слово за слово, и, прежде чем оба пассажира дождались своих поездов, знакомство завязалось. Молодой Провачек стал сотрудником, позже - и личным другом профессора, а после его смерти - преемником на ведущей должности и опекуном осиротевших детей.

Потом Провачек работал в Медицинском институте в Берлине, а с 1907 г. в Институте корабельных и тропических болезней в Гамбурге. Но еще до того, как переехать сюда из Берлина, он совершил свою первую заморскую поездку: участвовал в экспедиции в Батавию (о. Ява), организованной знаменитым дерматологом-венерологом Альбертом Нейссером для изучения сифилиса. Находясь в экспедиции, Провачек изучал также трахому и оспу.

Последнее десятилетие перед началом первой мировой войны заполнено разносторонней деятельностью. Она может показаться нам даже немного торопливой, лихорадочной. Провачек изучает вопросы наследственности, иммунитета, фитопатологии, патологии насекомых, исследует малярию, оспу, трахому, занимается другими медико-санитарными проблемами. И при этом неустанно путешествует: предпринимает экспедиции по европейским странам, на Яву, в Китай, Японию и Индию. В Бразилии, где он помогал погасить эпидемию оспы, умудрился проникнуть даже в девственные леса в области Мату-Гросу. В 1910-1912 гг. посетил Суматру и около 35 островов из группы Марианских островов и Островов Мореплавателей (Самоа) и сделал там почти 400 глазных операций. Туземцы на острове Савайи в знак благодарности избрали Провачека почетным старейшиной, и на торжественной церемонии он не только получил имя Лалоло, но и должен был подвергнуться ритуальной татуировке. Главной целью этой экспедиции Провачека было изучение трахомы, но попутно он собрал и материал для своей самой большой по объему работы, посвященной природе островов, где он побывал.

После двухлетнего пребывания в экзотических краях Провачек возвратился в Европу, которая уже начала содрогаться от военных событий. Во время Балканской войны разразилась эпидемия сыпного тифа в Сербии и среди пленных в Турции, и Провачека, как уже упоминалось мельком, бросили на борьбу с эпидемией. Когда же грянула мировая война, под угрозой сыпного тифа оказалась и Центральная Европа. Вот тогда Станислав Провачек и получил свое последнее служебное задание, последнюю командировку. В рождественские праздники 1914 г. заехал на минутку в Вену к друзьям, в последний раз повидался с родителями. А уже 8 января 1915г. приступил к работе в лагерной больнице в Хотебузе, где среди русских пленных вспыхнула эпидемия сыпного тифа.

Уже тогда Провачек был уверен, что сыпной тиф переносится платяной вошью и, следовательно, чистота - одно из важных средств против распространения инфекции. Спустя две недели после приезда в Хотебуз он сообщает своим коллегам в Гамбург, что из 10 000 пленных заболело 4000, а около 250 человек уже умерло. Провачек описывает, как в лагере ведут борьбу с инфекцией, уничтожая вшей и проводя дезинфекцию. "Сами мы спасаемся от вшей только плотно облегающими халатами, резиновой обувью и смазыванием сапог анисовым маслом. Вшей здесь миллионы... сыплются дождем. Опасность инфекции гораздо больше, чем это можно предполагать в лаборатории".

И опасности этой Провачек не избежал. Ровно через месяц после прибытия в Хотебуз он заметил у себя первые признаки заболевания. Срочно привел в порядок свои личные дела и неукоснительно подвергнулся всем тем строгим противоэпидемическим мероприятиям, которые сам предложил для больных сыпным тифом. В заброшенном лагерном бараке его врачом, санитаром и единственным связующим звеном с миром был бразильский сподвижник доктор Роха Лима. Ему выпала прискорбная обязанность сообщить родителям, друзьям и всему научному миру, что, несмотря на заботливый уход и твердое желание превозмочь болезнь, Станислав Провачек 17 февраля 1915 г. скончался.

Можно было бы подсчитать, сколько некрологов поместили тогда не только в специальных журналах, но и в газетах. Даже сообщения с полей сражения не оттеснили на задний план весть о смерти Провачека.

Но такие подсчеты, такая оценка были бы совершенно чужды его скромной натуре. Поэтому закончим наш рассказ коротким отрывком из книги Г. Цинссера "Крысы, вши и история": "Он не был ни полководцем, ни императором, ни королем, этот парень из городка Йиндржихув-Градец, оставшийся в пятом классе гимназии на второй год, и все-таки он принадлежит к числу тех, кто повлиял на ход мировой истории, так как разоблачил агента, который истреблял империи, свергал династии, решал исход войн и делал безлюдными целые страны".

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://insectalib.ru/ 'Насекомые - библиотека по энтомологии'

Рейтинг@Mail.ru